Мнение: Время ждать

Один год снаружи. Один год внутри. Новая книга Юлии Никитиной («Дневник штормов», «Полуночная земля») представляет собой графический дневник, охватывающий период в двенадцать месяцев, с марта 2021-го по февраль 2022-го. И это очень интровертный, если так можно выразиться, дневник, на страницах которого находится место не нуждающимся в словах образам, через которые художница исследует окружающий мир и свое место в нём, собственное восприятие природы и ритмов жизненного круговорота.

Читать далее

Мнение: Маяковский. Как делать стихи

9 апреля 1930-го года, Москва, Институт народного хозяйства. Встреча Владимира Маяковского с читателями, молодыми людьми, для которых он гений, символ, революционный поэт. Настроение самого поэта хорошим не назовёшь. Вокруг него сгущаются тучи: выставка «20 лет работы» была полностью проигнорирована официальными лицами и СМИ, а также бойкотирована коллегами по цеху, пьесу «Баня», поставленную в театре Мейерхольда, критики разгромили, в журнале «Печать и революция» изъяли по приказу сверху, из Госиздата, страницу с приветствием Маяковскому по случаю двадцатилетнего творческого юбилея. И это очень суровые удары по амбициозному, по-революционному прямолинейному человеку, на которого в тот год газеты накинули ярлык «попутчик советской власти» (всего лишь). Неудивительно, что встреча в Институте переросла в агрессивный диспут, после которого поэт сказал: «Немного покричали, поругались. Но грубость была напрасна. У вас против меня никакой злобы не должно быть». А всего через несколько дней актриса Нора Полонская, выйдя из квартиры поэта по адресу Лубянский проезд, д. 3/6 стр. 4, услышала за дверью выстрел, вскрикнула и кинулась назад, чтобы успеть крикнуть в затухающие глаза Маяковского «Что Вы сделали?!». 

Читать далее

Мнение: Бич

Если к вам когда-либо подсаживался на вокзале бомж и, дежурно попросив пару монет или сигаретку, начинал уходить в алкоастрал, бормоча что-то там себе под нос, то вы наверняка знаете, что это может быть как неприятным (хотя бы с точки зрения запахов), так и, если повезёт, занятным экспириенсом. Мне, к примеру, один такой под честное слово выдал страшную гостайну о том, что именно он был первым, ещё до Гагарина, космонавтом, но при посадке что-то пошло не так и его засекретили. Короче, верить во всё это не стоит, проспиртованное сознание порождает сон разума. Нечто похожее – в смысле, подсаживание к вам бомжа с рассказом, — происходит в комиксе Александра Ильинова «Бич». Первым делом ломая четвёртую стену, главный герой, бомж, начинает рассказывать о том, что он не простой уличный доходяга с бутылкой, а герой, выполняющий важную миссию. Например, недавно он смотался в «Чистилище», в мир «N», где как следует навёл шороху, вломив полчищам чертей. И мы это обязательно должны увидеть.

Читать далее

Мнение: Фейгин — еврей

«На сковороде, подвешенной на проволоке к полке над очагом, поджаривались на огне сосиски, а наклонившись перед ними, стоял с вилкой для поджаривания гренок очень старый, сморщенный еврей с всклокоченными рыжими волосами, падавшими на его злобное, отталкивающее лицо». В таком виде предстает перед читателями Фейгин в романе Чарльза Диккенса «Приключения Оливера Твиста». Публиковаться частями этот роман начал в 1837-м году, но, если накинуть сверх этой даты сотню лет и добавить к описанному образу крючковатый нос и жадно потираемые руки, мы получим персонажа с немецких пропагандистских плакатов. И дело здесь не в гении Диккенсе или в злодее Гитлере, всё гораздо сложнее и глубже, антисемитизм вообще крайне непростая тема, касаясь которой, нельзя однозначно всё делить на чёрное и белое, и нужно хорошо понимать исторический, экономический, религиозный и политический бэкграунд. Ещё при жизни Чарльза Фейгин стал символом этого самого антисемитизма, вообще свойственному Британии викторианской эпохи, классика мировой литературы доставали за то, что он, фактически, уравнял понятия «еврей» и «преступник», настроив с помощью своего гениального романа общество против евреев, которых и так любили не особенно (и к этому мы ещё вернёмся). Дошло до того, что Чарльз при последующих переизданиях романа корректировал текст, убирая из него запретное слово на букву «е». Но образ самого персонажа остался без изменений: это был всё тот же мерзкий старикашка, использующий беспризорных детей в своих преступных целях, относящийся к ним как к расходному материалу. И с этой трактовкой оказались несогласны многие. В том числе Уилл Айснер, американский классик комиксов, выдающийся художник, которому стало обидно и он решил очистить Фейгина, рассказав его подлинную историю, а, заодно, обелить свой народ, на который Диккенс повесил ярлык преступников и проходимцев.

Читать далее

Мнение: Я убью её

Этот комикс маскируется под западную «альтернативу» с помощью имен персонажей и места действия, но его быстро выдают два фундаментальных для менталитета русского человека вопроса: «Кто виноват?» и «Что делать?». Кто виноват в том, что Стефани, главная героиня, никак не может добиться успеха в любимом деле (девушка хочет профессионально заниматься фотографией), всё время пролетая с победами и грантами, оставаясь на вторых ролях или же вызывая своими работами отторжение у публики? На кого можно возложить вину за то, что отношения с парнем по имени Брэндон не клеятся, любовь сменяется токсичными предъявами и в итоге Стефани останется одна? Ответы очевидны: виноваты «тупые критики», не понимающие истинного искусства, виновата толпа, наконец, виновата та жизнерадостная блондинка, вечно занимающая первые места и отбивающая парней. С первым вопросом героиня разобралась. А что делать-то? Вот же он, ответ на обложке комикса. Устранить человека, который портит твою жизнь.

Читать далее

Мнение: Кольцо тьмы. Эльфийский клинок. Том первый

Много лет назад, когда я учился в школе, сотрудница районной библиотеки в ответ на моё извечное «Нет ли чего новенького из фэнтези?» достала из-под полы два здоровенных зелёных «кирпича», на обложке которых было написано незнакомое мне имя «Ник Перумов» и название «Кольцо тьмы». Книги я взял, принёс домой и принялся читать, очень скоро узнав, что передо мной продолжение «Властелина колец» Толкина, трилогии, о которой я определённо слышал, но не был с ней знаком, даже приблизительно не зная, в чём там вообще дело. Стоит ли говорить, что процесс знакомства с «Кольцом тьмы» доставил мне массу незабываемых эмоций, в итоге выразившихся в одном-единственном вопросе «Что тут вообще происходит?». Какие-то хоббиты, гномы, куда-то очень долго бредут… Наверное, правы те, кто говорят, что первое впечатление самое сильное, с тех пор мои отношения с творчеством Перумова как-то не заладились, да и «Властелин колец» так и не попал в личный топ любимых книг. О «Кольце тьмы» я вообще все эти годы не вспоминал, пока не увидел новость о том, что в издательстве «Alpaca» выйдет комикс-адаптация этого романа, нарисованная Алексеем Горбутом, творчество которого я искренне уважаю. Итак, нужно ли забыть старые недопонимания и попробовать вновь погрузиться в историю, в спорах о «легитимности» которой в свое время ломались копья и щиты в рядах отечественного фэндома?

Читать далее

Мнение: Защитники

Есть такие «неудобные» комиксы, которые вроде бы короткие, но даже примерный пересказ того, что в них происходит, может занять время почти столько же, сколько потребовалось бы на их прочтение, настолько концентрированы в них события. Вот «Защитники» Эла Юинга и Хавьера Родригеза как раз один из таких. Защитники (не путать с отечественным продуктом кинодеятельности Сарика Андреасяна!) — это команда «странных» персонажей, находящаяся в тени более раскрученных групп супергеройского реагирования типа Мстителей. При этих ребят пока не снимают киноблокбастеры (не считая сольных фильмов про доктора Стрэнджа), и вообще, их «служба» на первый взгляд реально не видна и кажется какой-то второстепенной, типа, пока крутые звезды первого эшелона спасают раз за разом мир, это заняты какими-то мутными магическими разборками. Но в этом всё и дело, если пройтись по истории Защитников, то можно увидеть, как эта команда в том или ином составе не просто раз за разом спасала Землю, часто от действий Стрэнджа и Ко зависело существование всей Мультивселенной. К примеру, Мэтт Фрэкшн в своём ране (также изданном на русском) представил Защитников теми, на ком держится вообще всё в сложнейшем механизме мироздания. Но давайте посмотрим, что же придумал Юинг, один из самых неординарных сценаристов последних лет и человек, умудрившийся вернуть в топ продаж Халка.

Читать далее

Мнение: Илья Муромец. Песнь Соловья

Без преувеличения, Илья Муромец – центральная фигура русского богатырского эпоса, и, чего уж там, первый русский супергерой. Этот «центризм» воплощён на знаменитой картине Васнецова, отлично передают его и сохранившиеся народные предания. Илья оброс этими былинами, картинами, фильмами, постепенно превратившись в монолитный миф, и это, одновременно, хорошо и плохо. Хорошо – потому, что сказочные персонажи со своими волшебными подвигами быстрее проникают в массовое сознание (просто потому, что их фэнтезийные похождения выглядят ярче и интереснее), встраиваясь в цепочки поколений. Плохо – потому, что очень легко обозвать Муромца «всего лишь мифическим персонажем», с помощью которого формировалась новая, последовавшая за крещением Руси огнём и мечом идеология. В пользу последнего выступает тот факт, что официальные летописи про богатыря не обмолвились ни словом. Но теперь мы знаем вроде как точно, что Илья существовал на самом деле, есть данные, где он провёл последние годы жизни (в Киево-Печерской обители), где находится его могила (её даже несколько раз вскрывали для исследований, в 1963-м и в 1988-м), и многое другое, что однозначно указывает на историчность этого богатыря и канонизированного святого, память которого православная церковь празднует 1 января. Как же на самом деле прошла его земная жизнь, как выглядели его подвиги, сколько в них было «сказочного», а сколько реального? Как бы описанные в былинах события выглядели на самом деле и что могли скрыть сказители тех историй? Наверняка именно этими вопросами задавался (впрочем, не буду утверждать голословно) Роман Шевердин («Кладоискатели»), когда создавал свой комикс про Муромца. Крайне далекий от застрявшей в головах людей «мультяшности» от студии «Мельница». И крайне близкий к нуарной эстетике одного очень известного американского комиксиста.

Читать далее

Мнение: Множество смертей Лейлы Старр

Однажды воскресным декабрьским днём синекожую и шестирукую богиню Смерти вызвали, что называется, на самый верх. Где седобородый, трёхликий старец объявил о сокращении всего её отдела в ходе реструктуризации, вызванной небывалой новостью: согласно пророчеству, на Земле родился человек, который подарит людям бессмертие. И небесная корпорация не нуждается больше в услугах той, кто остался без работы. Пока вы размышляете, с чего бы это увольнять Смерть прямо сейчас, ведь обещанный «спаситель человечества» только-только покинул чрево матери и явно сделает столь великое открытие не в ближайшие годы, из чего следует, что дама с синей кожей ещё несколько десятилетий точно будет работать, не покладая шести рук, в индийском городе Мумбаи происходят два важных события. Жена влиятельного господина Шаха рожает мальчика, которого назовут Дарий. Двадцатилетняя Лейла Старр выпадает из окна шестого этажа. С точки зрения статистики ничего интересного, просто Рождение и Смерть промелькнули рядом друг с другом в одном из моментов Вечности. Но этим самым моментом воспользовалась безработная богиня, вселившись в тело Лейлы и обретя непривычной статус «смертной». Всё для того, чтобы с помощью этого тела добраться до новорожденного Дария и вернуть себе работу, статус и корпоративные «плюшки». Но случилось так, что Смерть, взиравшая веками на то, как одна империя уничтожала другую, как людей распинали на крестах, сжигали и травили в газовых камерах, вдруг не смогла оборвать одну мелкую, слабую жизнь. А вскоре и сама столкнулась с тем, свидетелем чего бывала миллионы раз – Смерть, а, точнее, Лейла Старр, умерла под колёсами машины (все мы видели ролики в YouTube, демонстрирующие навыки вождения индусских водителей). Отличный one-shot с философским подтекстом и сатирой над корпоративной культурой, спасибо, идём дальше? Нет, история на этом не заканчивается.

Читать далее

Мнение: Берсерк. На воле

В последнее время наблюдается настоящая экспансия различных берсерков на российские комикс-просторы. Сначала вернулся «Берсерк» Кэнтаро Миуры, затем пожаловал «БРСРК» Киану Ривза, а вот теперь на волю вырвался «Берсерк» Джеффа Лемира и Майка Деодато-младшего. Эти истории объединяет, разумеется, максимальная брутальность, само слово «Берсерк» к этому обязывает, так что, если вы кайфуете от резни и кровищи, как у Миуры и Ривза, то короткая работа Лемира вам тоже согреет душу. Но, помещая каноничного фэнтезийного «брутала» в современную реальность, Джефф не спешит складывать байки о боевитых приключениях крутого мужика с мечом на улицах Нью-Йорка. Нет, у канадца срабатывает несомненный талант рассказывать душевные и камерные истории о людях и о том, что их объединяет. Но обо всем по порядку.

Читать далее