Мнение: Ведьмак. Угасающие воспоминания

В мире «Ведьмака» наступили тяжелые времена. И нет, речь не о первом сезоне сериала от «Netflix». По разным причинам работы у Геральта из Ривии поубавилось, то ли он сам слишком активно уничтожал всякую нечисть, то ли чего еще случилось. Так или иначе, теперь ведьмак странствует по стране, перебивается случайным приработком и раздумывает, как ему жить дальше. Можно продолжать бродить по одинаковым городишкам и деревням, предлагая свои услуги, встречая злобные взгляды и нарываясь на проклятия простого и в массе своей неотесанного люда – еще бы, если раньше охотник на чудовищ не вызывал особой любви, но оказывался действительно нужным для решения серьезных проблем, то теперь он в принципе бесполезный бродяга, мутант, такой же монстр, как и те, кого он убивал за деньги. Можно плюнуть на опыт, перебороть терзающую душу неуверенность и сменить ремесло, например, податься в рыбаки. Полезное же дело, и себе подмога, и людям польза. Вот только как же трудно переступить через себя и начать делать то, что реально «не твое», ну хоть в петлю лезь. А где-то же есть работа по душе, вон, у костра травят байки про русалок, которых обидели люди и которые начали страшно мстить. Или мгляки заманивают в туман и убивают детей. Кстати, это дело как раз для Геральта, и тут же находится городишко Бадрейн, где ведьмака местное руководство радо видеть и обеспечить работой. Работы той – на пару взмахов меча, ничего сложного… если бы не странные обстоятельства, окружающие пеленой загадок это «дельце». Мгляки же обычно не разговаривают. Да и местные жители находятся в состоянии какого-то странного наваждения. Не связано ли это с башней, в которой живет очень старый маг?

Читать далее

Мнение: Бэтмен. Эго (делюкс)

В биографии Бэтмена бывали моменты, когда он был просто нуарным (как и все в эпоху популярности «криминального чтива») героем в маске, на заре своей комикс-карьеры бегавший за преступниками с оружием в руках. Представал он и в довольно комическом образе, как в телесериале шестидесятых с Адамом Уэстом в главной роли. В общем, бывало разное. Но в наши дни Бэтмена стало сложно воспринимать как-то иначе, нежели в образе сурового и все контролирующего мужика, уверенного в своих силах (и уверенность эта подкреплена солидным банковским счетом), но при этом обладающего здоровенным грузом ментальных проблем, из-за чего этот его образ, и без того лишенный света благодаря знаковой черной униформе летучей мыши, обретает год от года все большую мрачность. Особенно всех волнуют как раз те самые ментальные проблемы данного персонажа: звездные сценаристы индустрии готовы выстраиваться в очередь, чтобы расковырять психические аномалии Брюса Уэйна и покопаться в глубинах его альтер эго, раз за разом обрекая героя переживать трагедию, унесшую жизни его родителей, и прочие переживания, связанные с мертвыми мальчиками в ярких трико.

В очередной раз за эту тему взялся Дарвин Кук. Но не спешите повторять мою ошибку и говорить «Опяяяяять!», когда на страницах комикса появятся тела родителей Брюса Уэйна в том самом переулке. Ведь тут же начнется весьма параноидальный сеанс «адского» психоанализа, Кук подходит к вопросу с неожиданной стороны, позволяя себе необычную трактовку и неочевидные выводы. Итак, в чем тут дело: не секрет, что обильная кровопотеря (не редкость для Темного Рыцаря, но все равно неприятно, да и против физиологии не попрешь) в сочетании с черной глыбой чувства вины, навалившейся на Брюса, способны привести к непредсказуемым эмоциональным и психическим эффектам, из густого марева которых так просто не выбраться. Бэтмен, с маниакальной настойчивостью манипулирующий мелкими сошками преступного сообщества Готэма, вновь подбирается к своему извечному врагу, пройдясь (правда, не сознательно) по чужим жизням. Как теперь с этим жить человеку, который поклялся никогда не убивать «плохих», а теперь замешан, формально, в смерти совсем уж невинных? Остается только одно – пропадать.

И делать это «лучше» в компании своей второй личности, которая, пользуясь лазейками депрессии, выбирается наружу, приобретает демонический образ и начинает доказывать, что она всегда была с Брюсом, задолго до убийства его родителей, и вообще, это она здесь главная. И весь пестрый беспредел фриков в Готэме – ее рук дело. Ее и Брюса. Под скрипучее шипение (как минимум, такое ощущение создает рисунок и леттеринг, а вообще ее образ все время напоминает о Веноме) этой твари Брюс в горячечном бреду двигается по ключевым эпизодам своей биографии, затягивая за собой читателей в праздничную атмосферу последнего счастливого Рождества, в череду трагедий и потерь, в моменты, породившие его странных, еще более безумных врагов. Если хотели по-быстрому освежить свои знания о жизни Брюса, «Эго» вам поможет. Тень, альтернативная личность, внутренний демон или самый что ни на есть настоящий Бэтмен… короче, это существо задает провокационные вопросы, расшатывая и без того балансирующую на грани психику Уэйна. Может быть, это он виноват в том, что город терроризируют преступники всех мастей? Может быть, пора решить проблему раз и навсегда, а не засовывать всяких психов на время в Аркхем, откуда они все равно сбегут? Возьми оружие, Брюс, сделай то, что должен и что нужно. Не ври своей второй половинке, что не хочешь этого и не понимаешь всей важности этого поступка.

«Эго» выполнен в классической стилистике нуара, в рисунке Кука ощутимо влияние как Франческо Франкавиллы, так и Брюса Тимма, работавшего над «Безумной любовью». Но в целом визуальное воплощение идей Дарвина выглядит все же странновато, можно даже сказать, упрощенно-мультяшно. Но грамотные раскадровки задают хороший, напряженный темп и формируют нервозную, болезненную атмосферу хорошего психопатического триллера о встрече с со своим темным попутчиком. Помимо «Эго», в сборник вошли несколько коротких историй. В первой из них Кук в компании с Тимом Сэйлом («Долгий Хэллоуин») на посту художника демонстрируют все странности взаимоотношений Бэтмена и Женщины-Кошки. Мне всегда казалось, что отношения людей, выбравших для себя черный латекс и кожу, примерно так и должны выглядеть, и я рад, что авторы разделяют данное мнение. Второй рассказ – Куковский ремикс на его любимый бэт-сюжет «Ночь охотника», изданный в 439-м выпуске «Детективных комиксов». История похоже на триллер про преследователя и его жертвы, которые пытаются сбежать, но их попытки обречены. Компашка уличных бандитов думала, что вечерний гоп-стоп пройдет как обычно, без проблем, но они не могли знать, что сцена насилия над случайными прохожими напомнит кое о чем Бэтмену. И он сядет на след, превратившись в молчаливую (как и в оригинале, здесь Бэтс не произносит не слова, и это создает жуткое напряжение, превращая его в прямо-таки в инфернальную сущность, какой его и видят доведенные до истерики преступники) тень, проявление рока и беспощадную машину мести, которую нельзя убить и с которой бесполезно пытаться договориться. История, повторюсь, короткая, но напряжение в ней задано мощнейшее… настолько, что после прочтения читателю тоже захочется просто помолчать, уподобившись в этом молчании главному герою. «Эго» оказалось нетипичным взглядом на Темного Рыцаря, и раскрытие этой темы принесло комиксу немалый успех. Как знаковую и культовую вещь, его издали в двух вариантах – в сингле и в делюксе, последний со всеми «Азбучными» фишками вроде черной обложки из «кожи» и с тиснением и цветного супера. Выбираете, что вам ближе. Из допов – только примечания и авторское предисловие. В делюксовом варианте 96 страниц, тираж его 2000 экземпляров.

www.azbooka.ru

Мнение: Мэдмен. Приключения

Безумие и отвага часто сочетаются в образах супергероев. Почему это произошло и в чем истоки сего феномена – пытается разобраться Андрей Плотник в статье «Порождение безумия», которую вы также найдете в новом комиксе от издательства «Alpaca». Сам же комикс позволяет взглянуть на безумие обстоятельно, так сказать, со всех сторон, и убедиться, что сумасшедшинка, заброшенная в массовую культуру лихими шестидесятыми с их странными идеями и веяниями, сделали эту самую культуру гораздо более интересной. Хотя порой и очень странной. Создатель данного комикса, знаменитый (и, если мы говорим о таланте художника, очень мною уважаемый) Майк Оллред и не думает скрывать, что его история напрямую связана с расстройствами психики, он даже своего героя назвал Сумасшедшим, чтобы ни у кого не возникало вопросов.

Читать далее

Мнение: Конан. Избранное. Башня Слона и Демон Бал-Сагота

Комиксы про главного и, если честно, единственного супергероя моих девяностых имеют весьма долгую историю. Серия о приключениях Конана-Варвара начала выходить в Marvel начиная с 1970-го года и тогда она называлась просто «Conan the Barbarian», а в 1974-м сменила название на «Savage Sword of Conan», став поистине культовой. И вот, полвека спустя, пришло время российскому читателю взглянуть на то, с чего все начиналось, благодаря явно фанатской инициативе издательства «Alpaca» выпустить на русском ключевые и самые известные выпуски этих серий в формате синглов, т.е., максимально близко к оригиналу. Заявив о серьезности своих намерений юбилейным «Королевским выпуском», «Alpaca» отправила на полки магазинов первые два сингла из линейки «Конан-Варвар. Избранное», один из которых впервые увидел свет в апреле 1971-го, второй – ровно год спустя, в апреле 1972-го. И оба их можно смело назвать каноническими, т.к. вошедшие в них сюжеты были адаптированы Роем Томасом на основании рассказов «отца Конана» Роберта Говарда. Важное замечание, учитывая, сколько спустя десятилетия было наштамповано рассказов, повестей и романов как именитыми, авторитетными авторами, так и различными ноунеймами (бесконечная серия издательства «Северо-Запад» не даст соврать).

Читать далее

Мнение: Лунный Рыцарь. Том второй: Инкарнации

«Это птица? Это самолет?». Ах, какие простые вопросы были на заре супергеройской эпохи…Это потом появились странные персонажи, которых было сложно опознать не только «снаружи», но и «внутри». Вот как бы, к примеру, стоило реагировать на появление Лунного Рыцаря по версии сценариста Джеффа Лемира, случись ему переворачивать машины на глазах изумленной публики? «Это Марк Спектор? Это Стивен Грант? Это Джейк Локли? Это Лунный Рыцарь?». Или это один и тот же человек, умудряющийся таксовать ночами, продюссировать фильмы про «более нормальных» супергероев и сражаться в последней космической битве за планету Земля?

Читать далее

Мнение: Трой Беринг и первый поход пионеров

Комикс «Пантеон» можно назвать культовым сразу по двум причинам. Первая – на момент выхода выпуска под номером «1» в 2012-м году годных, самобытных и затрагивающих непростые темы из сферы религии, социологии, истории и политики российских комиксов было, мягко говоря, мало, поэтому творение Филиппа Соседова привлекло внимание аудитории, вслед за чем последовали очень хорошие отзывы. Вторая – по разным причинам «Пантеон» превратился в воистину культовый долгострой. В 2016-м вышел сборник «Культ двуличия», включавший все шесть выпусков серии, затем последовали амбициозные анонсы, обещавшие расширить и дополнить мир Пантеона. Потом случалось разное (все обстоятельства изложены во вступительном слове издателя Александра Коротова), комиксы постоянно откладывались в долгий ящик, из щелей которого не часто, но все же брезжила надежда таки увидеть на бумаге какой-то из спин-оффов, сиквелов или приквелов. И вот, в 2021-м из печати наконец вышел «Трой Беринг и первый поход Пионеров», один из анонсированных когда-то давно комиксов. И тут же выясняется, что этот комикс – не канонический. Филипп «слился» с проекта, и издателю с автором текста Владимиром Максимушкиным пришлось восстанавливать и домысливать сюжетные замыслы и линии, собирая их по крупицам информации и обрывкам идей Соседова. Как-то так. На самом деле, каноничность комикса – дело десятое, вряд ли когда-то «режиссерская версия» увидит свет, так что лучше абстрагироваться от этой информации и перейти поскорее к сюжету.

Читать далее

Мнение: Кладоискатели

O tempora! O mores! Если раньше кладоискателями называли авантюристов, охотящихся за зарытыми кем-то до них сокровищами, нажитыми не всегда честным путем, то теперь это прозвище прицепилось к людям, которые хорошо освоили новый способ сбыта запрещенных веществ и превратились в нарко-сталкеров, выискивающих спрятанные закладчиками заначки по урбанистическим объектам. А наркотики, как всем умным людям хорошо известно – это зло, их употребление приводит к самым печальным последствиям. И часто к крайне болезненным и неприятным. Что мы можем наблюдать на страницах нового российского комикса «Кладоискатели» Роман Шевердина.

Читать далее

Мнение: Песочный человек. Увертюра

Признаюсь, я часто задавал себе один вопрос, читая «Песочного Человека» Геймана: «Как так получилось, что Морфей, Вечный, могущественное создание, умудрился попасть в плен к людям, проведя в нем в итоге много лет?». Серьезно, разве это проблема для Повелителя Снов? Да, сам Гейман уклончиво объяснял это тем, что главный герой был крайне утомлен очень непростым делом, его силы были истощены и поэтому удалось связать его заклинанием. Тем интереснее было узнать, что же столь изматывающее выпало на долю Морфея. И спустя более чем десятилетие, вновь вернувшись во Вселенную «The Sandman», Нил подготовил ответ на этот вопрос. Но в «Увертюре» этот ответ – отнюдь не самое главное.

Читать далее

Мнение: Часы Судного Дня

А часики-то тикают. Так говорят не только ваши ближайшие родственники, намекая на необходимость появления потомства, но и серьезные ученые из Совета по науке и безопасности. В 1947-м году они придумали простой образ для того, чтобы показать близость человечества к неминуемой катастрофе – Часы Судного Дня, стрелки которых, приближаясь к цифре «12» или, реже, отдаляясь от нее, демонстрируют степень угрозы ядерного Армагеддона. Образ понятный и наглядный, но изменил ли он что-то в более чем полувековой истории Земли с момента своего появления? Не особенно, человечество упорно не замечает тревожно застывшие около полуночи стрелки и продолжает делать все для того, чтобы они совершили несколько последних движений. Люди демонстрируют сомнительный талант к самоуничтожению, варианты которого хорошо проработаны в фантастической литературе, кинофильмах и комиксах, чьи создатели склонны выдавать весьма пессимистические прогнозы. Как не спасай землян, все в итоге кончится печально. Можно придумать грандиозный план, устранив «почти что бога» и всех несогласных, сбросив на крупный мегаполис супермонстра и, уничтожив несколько миллионов человек, обеспечить спокойную и мирную жизнь без ядерной угрозы оставшимся миллиардам. Можно уповать на людей в плащах и масках, которых развелось как-то подозрительно много, но которые не раз спасали мир от нависших угроз планетарного масштаба. Вот только в первом случае все «благие начинания» отправляются в ад благодаря одному дневнику, а во-втором политические игры разделят металюдей на «хороших» и «плохих», а затем и вовсе назначат всех их «плохими», кроме одного, самого главного, ставшего не просто героем, а Символом и даже, как мы узнаем очень скоро, вселенской константой.

Читать далее

Мнение: Долохов

На вопрос «В каком литературном произведении фигурирует персонаж по фамилии Долохов?» более молодые читатели с большой вероятностью ответят «Конечно же, в книгах о Гарри Поттере!», а читатели постарше скажут «Эх, молодежь! Это же персонаж «Войны и Мира» Толстого!». И оба этих ответа будут правильными. Но сейчас есть повод оставить на время книжки про юного волшебника и сконцентрироваться на русской классике. Точнее, все же на русской истории. Почему? Потому, что «толстовский» Долохов – дворянин, гуляка, дамский угодник, картежник и заядлый дуэлянт, крайне неоднозначный и не самый положительный герой великого романа, — безусловно, вдохновил создателей нового российского комикса, выпущенного издательством «Белый Единорог». Но, если покопаться в первоисточниках, то можно заметить, что вдохновил их не столько сам персонаж, сколько его реальные прототипы, о которых хорошо известно исследователям творчества Льва Николаевича. Так, в книге Долохова зовут Федор Иванович (как и одного из прототипов, Федора Ивановича Толстого), в комиксе же он называет себя Александром Самойловичем, так же звали и г-на Фигнера, который во время Отечественной Войны 1812-года был командиром партизанского отряда, и это обстоятельство играет в сюжете значительную роль. Был еще один герой той войны по фамилии Дорохов. Обобщив истории и черты данных господ и их книжного «двойника», авторы и придумали своего собственного Долохова, рассказав занятную историю о его приключениях в эпоху наполеоновских войн.

Читать далее