Мнение: Игры героинь. Первый и второй тома

Феномен японских поп-айдолов вызывает восторги, эйфорию и ощущение того, что эти звездные мальчики и девочки живут в волшебной сказке. Правда, как по мне, всё это часто выглядит очень странно и местами пугающе, особенно это касается того фанатизма, с которым к айдолам относятся их поклонники. При этом понятно, что в мирке, существующем по суровым законам шоу-бизнеса, выживает сильнейший, тот, кто только выглядит на потеху публике белым и пушистым, лучиком света и добра. Вот Алиса, главная героиня манги Иори Табаки «Игра героинь», полностью этому утверждению соответствует. Она айдол из мега-популярной девчачьей группы, бантики, платьица, тонны позитива и улыбки до ушей прилагаются. Но на самом деле она очень жесткий человек, можно даже сказать, бессердечный. В начале истории только в переносном смысле, а дальше – в прямом. Хотя кто-то наверняка назвал бы всего лишь целеустремлённой. Алиса идёт к своей мечте «Стать самым популярным айдолом» напролом, как локомотив, унижая и растаптывая тех людей, которые могут ей в этом помешать, особенно это касается других участниц групп. В общем, на сцене она – зайчик, а жизни – хищник. И однажды, когда до исполнения желаемого уже рукой подать, происходит странное: Алиса приходит в себя в тёмном лесу, не помня, как и почему сюда попала. И первая встреча с обитателями этого леса чуть не становится последней. Хмурая и воинственная девушка с большой пушкой и с красным капюшоном на голове (под которым замаскирован настоящий волк) начинает на неё охоту.

Читать далее

Мнение: Брат. 25 лет

В 1997-м и в 2000-м годах вышло два очень разных фильма, объединённых одним названием. «Брат» и «Брат 2» Алексея Балабанова. Первый фильм представлял собой рефлексию на тему «девяностых» с их тотальным крахом, разрушенными ориентирами, всеобщей криминализацией и трагедией молодого поколения, искалеченного первой чеченской войной. Второй фильм был уже попыткой из этой рефлексии выйти путем очерчивания пресловутой национальной идеи. Поэтому в «Брате» главный герой чётко разграничивал людей на «своих» и «чужих» («не брат ты мне, (censored)» и «ты брат мой», фразы, задающие тон всему фильму и, чего уж там, всей эпохе ), чем проще взгляд на реальность, тем лучше. А в «Брате 2» валить предлагалось всех вокруг, особенно пиндосов, потому что авторы картины окончательно монополизировали за русским народом понятие «правда» (монополизация идеи «С нами бог!» состоялась чуть позже) , в которой вся сила, и из-за которой убийца из хмурого Питера первой серии превращался в носителя и миссионера русской души, непонятной, широкой и дающей право на очень многое одним фактом веры в её существование. Образ главного героя, Данилы Багрова (неслучайно выбранное имя, отсылающее к сибирским сказам Бажова, а оттуда и к суровым сибирским мужикам, что есть «соль земли русской») оказался крайне востребованным, год от года он только ширился, раскидывая семена хлёстких цитат и всё глубже проникая в коллективное-бессознательное. Недавно этому образу исполнилось 25 лет, а он как Цой, по-прежнему живее всех живых. Давно уже погиб Сергей Бодров, а Данила и не думает никуда уходить, более того, в последнее время его цитируют чаще обычного. В чём же феномен «Брата» и почему он стал почти что родным для многих? Об этом, а также о влиянии дилогии Балабанова и о том, какой след она оставила в массовой культуре, взялись порассуждать авторы и художники издательства «Bubble» в сборнике комиксов «Брат. 25 лет».  

Читать далее

Мнение: Токийские Мстители. Первый и второй тома

Ну спасибо, «Marvel», теперь словосочетание «Токийские Мстители» может восприниматься с такой же иронией, как, например, «Индийский Терминатор»; типа, какая-то восточная подделка под голливудские блокбастеры. А на самом деле «ТМ» — это культовая манга Кэна Вакуи в жанре «крутое пацанское чтиво». Здесь сюжетный задел в стиле «Эффекта бабочки» вписывается в романтизированную эпоху середины «нулевых», когда легендарные байкерские банды «босодзоку» уже были близки к тому, чтобы раствориться в повседневности, а члены этих формирований должны были пополнить ряды офисных клерков со скучной работой и ипотекой. Но эстетика вольного ветра, ревущего мотора, боевого братства и криминальных подвигов ещё будоражила души молодых уличных «самураев», строивших свою жизнь по канону, объединившему древние боевые традиции и атмосферу улиц, на которых выживает сильнейший. Неожиданно эта сага, основное действие которой происходит в 2005-м году, наполняет ностальгией сердца сегодняшних тридцати-сорокалетних россиян, чьи детство и молодость пришлись на девяностые. Может, байкеры у нас тогда массово и не прижились («хонды», увы, не завозили, а «явы» считались уделом деревенских), но вот школьные банды, драки на заднем дворе, разборки стенка на стенку за передел территории и сфер влияния – всё это символизирует то время. Впрочем, и современным «героям» улиц, рассекающим в одежде с надписями «outlaw» и с принтами в виде кастетов, манга также будет интересна, именно своей «чёткостью», настроением и сценами, в которых ломаются кости, но, безусловно, закаляется характер.

Читать далее

Мнение: Роковой патруль. Книга первая

 Этот комикс напечатан на бумаге. Хорошими красками на хорошей бумаге. Бумага сложена в страницы и убрана в твёрдый переплёт, вокруг которого обернута суперобложка, цветная, с выборочной лакировкой. Всё как мы привыкли, всё обычно. И на этом обычность данного комикса резко заканчивается. Дамы и Господа, «Роковой патруль» Гранта Моррисона, возможно, самый странный комикс из тех, что вам доводилось читать! Вообще история команды «травмированных супергероев» восходит к началу шестидесятых, когда идея «гений в инвалидной коляске собирает команду людей со сверхспособностями» казалась относительно свежей. Правда, комикс Арнольда Дрейка и Боба Хейни уже в те годы тяготел к странностям, способным отпугнуть юных читателей, привыкших к развевающимся плащам «нормальных» супергероев, поэтому несколько раз за свою историю «Роковой патруль» уходил в небытие по причине низких продаж. Но в конце восьмидесятых один из лидеров «британского вторжения» Грант Моррисон подхватил серию, находящуюся на грани очередного коллапса, и, слегка подстроив команду персонажей под себя (для чего попросил предыдущего сценариста кое-кого аннигилировать или ввести в кому), принялся… ну не знаю, наиболее подходящие слова из пришедших на ум, это «будоражить» и «бесчинствовать», ломать все стереотипы и устраивать для мозгов читателей настоящий шторм из собственного увлечения мистикой, немецкого дадаизма, сюрреализма, авангардизма и последствий психоделической революции, начавшейся с химических опытов Альберта Хофмана.

Читать далее

Мнение: Бэтмен. Тень летучей мыши. Ядовитый Плющ. Год первый (сингл)

Эта история приключилась в те давние времена, когда молодой готэмский богач Брюс Уэйн ещё только начал патрулировать ночные улицы в костюме Бэтмена, нагоняя страх на суеверных преступников. Тогда у него даже не было бэт-мобиля, приходилось кататься на тюнингованном мотоцикле и мечтать о скором Рождестве и о том, что Санта-Клаус подарит ему более продвинутое транспортное средство. В те же дни на преступный путь встала Памела Айсли, более известная как Ядовитый Плющ. Женщина она была – и остаётся ею поныне – эффектная и привлекательная, но смертельно опасная, в арсенале защитницы флоры находились природные токсины и яды, которые растения используют для борьбы, пропитания и выживания. Неудивительно, что вскоре в городе стали фиксироваться случаи, когда люди начали внезапно разлагаться на плесень и липовый мёд… в смысле, покрывались грибами. Также неудивительно и то, что Плющ решила свои биохимические опыты монетизировать за счёт ограблений, отравлений и продаже пострадавшим антидотов по «слегка» завышенным ценам. Бэтмен не мог не обратить на неё внимание. Но и Айсли тоже не осталась безразличной к человеку в чёрной маске. И если на Брюса действует та самая природная химия, возникающая между мужчинами и женщинами, то интерес Памелы вызван подсознательным желанием встретить настоящего мужчину, который наконец-то не будет ставить над ней опыты (как доктор Лестон), не будет её обманывать и не будет смотреть на девушку сверху вниз, удивляясь тому, что «мной командует какая-то малышка!».

Читать далее

Мнение: Человек-Бензопила. Том пятый

В пятом томе «Человека-Бензопилы» есть две фразы, которые очень точно описывают всё, что зародилось в воображении Тацуки Фудзимото и выплеснулось на страницы его манги. Фразы такие: «Ч-чё? Это всё взаправду?» и «Кровь-кишки-кишочки – круть-красота!». Собственно, вот. Плюс куча твистов, к которым даже приближаться нельзя, чтобы не заспойлерить крутейшие повороты сюжета. Можно только сказать, что читатели наконец-то узнают, кто же такая Макима и какие у неё планы (тут, надо заметить, всё по классической схеме, включающей в себя километры дорог благих намерений, выложенных в известном направлении), увидят истинную суть Человека-Бензопилы, а также получат объяснение упорно бросающихся в глаза странностей мира, в котором происходит действие, в частности, касательно наличия в нём Советского Союза. К тому же Фудзимото всё также ловко удаётся увязывать кровавое буйство со спокойными сценами, отражающими рефлексию главных героев, демонстрировать душевные эпизоды из мирной жизни, которую грозит разрушить очередной демон.

Читать далее

Мнение: GTO. Крутой учитель Онидзука. Том второй

Символичным, и оттого скрашивающим долгое (с января, если быть точным) ожидание кажется тот факт, что второй том манги «Крутой учитель Онидзука» вышел на русском аккурат к началу нового учебного года, позволяя, так сказать, сильнее прочувствовать атмосферу чудесных школьных лет. Которые Эйкити Онидзука – 22 года, холост, девственник, в прошлом главарь банды байкеров, а ныне педагог — делает ещё чудеснее с помощью нетрадиционных методов обучения, вызывающих у администрации школы неприятие, панические атаки и острое желание вытурить этого крашенного отморозка с работы, чтобы жизнь учебного заведения вновь вернулась в привычное русло. Онидзука охотно вступает в конфронтацию с коллегами, творя полную дичь с точки зрения завуча Хироси Утиямады, физрука по прозвищу Фукуродинка и математика Тэсикагавы, а также представительниц родительских комитетов, попечительских советов и прочих сборищ скучающих домохозяек, и делает это по единственной причине: он уверен, что столь нестандартные действия и экстремальные решения проблем пойдут на пользу его ученикам. Которые сначала нового учителя невзлюбили и поклялись уничтожить, а теперь, потихоньку, ещё не до конца поняв, что только-только миновали стадию отрицания и приблизились к стадии принятия, переходят на его сторону. Правда, для этого периодически приходится выбивать у них почву из-под ног, вышвыривать из зоны комфорта и давать понять, что рано или поздно эти подростки получат от жизни по башке – так пусть это произойдёт стараниями Онидзуки, способного направить негативный опыт (а когда тебя свешивают гопники в мешке с моста, это реально негативный опыт) в созидательное русло.

Читать далее

Мнение: Судья Дредд. Истоки

Недалёкое будущее, мегаполисы-человейники, где каждую минуту совершаются преступления, раскинувшиеся вокруг этих городов выжженные ядерной войной пространства, обитателям которых совсем уж не повезло родиться мутантами. Всё это в тех или иных пропорциях входит в базовый набор постапокалиптической фантастики, авторы которой любят пригрозить пальчиком своим заигрывающимся современникам. Но в 1977-м году Джон Вагнер и Карлос Эскерра дополнили безрадостный пейзаж, создав персонажа по имени Джозеф Дредд. При упоминании которого у многих читателей всплывает в памяти либо перекошенное лицо Сильвестра Сталлоне, ревущего «Закон это я!», либо каменный подбородок Карла Урбана. И, собственно, всё. Многие даже не знают, что Дредд изначально был героем комиксов с почти что полувековой историей и культовым статусом. Объяснить это можно тем, что комиксы о данном персонаже выходили в британской антологии 2000 AD, а у нас дай Брог американские бы хорошо продавались, а уж европейские часто оказываются вне зоны внимания широкой публики. Конечно, на русском кое-что выходило по лицензии Dark Horse, но увидеть каноничного Дредда никак не удавалось. До того момента, пока в «Комильфо» не вышел сборник «Истоки», который обязательно нужно прочитать как минимум по двум причинам. Это чистый, незамутнённый, классический комикс про Дредда, демонстрирующий персонажа во всей брутальной красе (хотя на счёт красы есть сомнения, Джо ни разу не снимал свой шлем) и это идеальный портал для входа в данную вселенную. Почему? Потому, что в этой работе пятнадцатилетней давности Джон Вагнер упорядочил разбросанную по различным выпускам альманаха обрывочную информацию, устранил противоречия и рассказал подлинную историю того, как появилась система мгновенного правосудия, как Судьи стали поддерживать власть в мега-городах железной рукой, и как привычный мир сгорел в ядерном пожаре. И всё это – из уст главного героя, непосредственного участника тех событий.

Читать далее

Мнение: Injustice. Боги среди нас. Год пятый

За четыре года конфликт, начавшийся с теракта и мести, всё время только разрастался. Зародившись на ядерном пепелище Метрополиса, он раскинулся сначала по всей планете, затем достиг межгалактического масштаба, перекинулся на эзотерические сферы магической реальности и коснулся самых настоящих богов. Но к пятому году противостояние, похоже, вернулось к истокам, избрав своим эпицентром земные города, в которых по заветам Оруэлла и других провидцев социальных перемен чудо-люди во главе с Суперменом стоят Дивный Новый Мир без преступности. Новая власть, не скрываясь, называет своё детище Режимом (со всеми вытекающими из этого термина последствиями вроде ограничений свободы слова, всеобщей слежкой и концлагерями, а, точнее, высокотехнологичным тюрьмами для ненадежных граждан), Кларк Кент принимает звание Верховного Канцлера, у которого на все недоуменные вопросы коллег по Лиге Справедливости заготовлен один ответ: «Тут вам не демократия». Как главный герой комиксов, защитник общечеловеческих ценностей и самый человечный человек докатился до того, что у читателей теперь возникает уверенность в том, что это не Патриот из сериала «Пацаны» «косплеит» Человека из стали, а наоборот? В этом продолжает разбираться Брайан Буччеллато в пятой главе саги «Injustice: Боги среди нас».

Читать далее

Мнение: Бдительный Эгути-кун. Том четвёртый

Четвёртый и последний том «вуайеристской саги» о наблюдательном школьнике Хадзимэ Эгути, юном любителе подлавливать в окружающем мире всякие пикантности, связанные с противоположным полом. Ещё по первым томам стало ясно, что Эгути не просто озабоченный малый, а настоящий философ, подводящий под каждый пикантный момент базу в виде какого-нибудь мудрого коана. Например, «огонь приносит обновление» — это о том, что слишком острая восточная еда повышает температуру и вкусившая её красотка нет-нет, да и помашет воротником футболки, на мгновение ока явив заветные ложбинки. Фразы же типа «О сиянии этой звезды знаю один лишь я» (когда в экскурсионном автобусе задремавшая одноклассница сияет тем самым, что Эгути ценит больше всего) выдают в юном очкарике поэтическую натуру. А постулат о том, что «Вера действительно творит чудеса» намекает на глубокое чувство веры героя. Веры в то, что надо ждать, надеяться и не отчаиваться, тогда что-то приятное глазу обязательно произойдет. Иногда, впрочем, таким моментам нужно помочь проявится, тогда в Эгути просыпается истинный джентльмен, всегда готовый услужить прекрасному полу. В общем, знаете, вроде как манга о не самых приглядных вещах – в конце концов, большинству женщин не нравится, когда на них палятся в не очень подходящей для этого ситуации, — но за Эгути, а, самое главное, за окружающих его дам лично я спокоен. Этот парнишка не вырастет извращенцем, трогающим школьниц за разные места с переполненном вагоне Синкансэна, у него другие жизненные приоритеты и приоритеты.

Читать далее