Мнение: Тарзан. Былое и грядущее

Моими первыми героями комиксов были Пиф, Иисус и Тарзан. Про находчивого щенка редко печатались комиксы-шарады в журнале «Наука и жизнь», графическими адаптациями Евангелия хлынувшие в Россию баптисты завалили все книжные магазины и киоски с прессой, там же можно было обнаружить и тоненькие, размером с детские сказочки для чтения перед сном истории про Тарзана, детёныша обезьян. Честно говоря, содержание тех брошюрок я помню хуже, чем Новый завет, зато именно они стали одним из запалов, воспламенивших во мне любовь к комиксам, а также породили интерес к приключениям «дикаря», который изредка мелькал на экране ТВ в старых голливудских фильмах. Тогда же на книжных лотках стали появляться книги Эдгара Райса Берроуза – часто в плохих переводах, зато в неимоверных количествах, и на их обложках красавец-мужчина с голым торсом всё время куда-то прыгал или обнимался в смертельной схватке с очередным львом или тигром. Так, в общем-то, Тарзан, он же Джон Клейтон III, наследник аристократического рода, стал первым супергероем моего детства, задолго до плащеносцев. А первый супергерой, как и первая любовь, чувства к нему с годами не тускнеют, не положено. Подозреваю, что у людей, затеявших в наше сложное время издание на русском языке комиксов про Тарзана, было нечто подобное в жизни, ведь иначе как энтузиазмом и искренней преданностью это не объяснить.

Читать далее

Мнение: Велес. Дурман-Цветок

Благодаря Эдуарду Лимонову широкое распространение получила фраза «У нас была великая эпоха». Сначала её использовали для описания послевоенных десятилетий, когда наша Родина процветала, строила новое общество и рвалась в космос, затем словосочетание превратилось в пилюлю, которой патриотично настроенные граждане пытались как-то заглушить боль от душевных ран, нанесенных развалом страны и хаосом девяностых. Как раз в девяностые в истории российских комиксов чуть было не наступила эта самая «великая эпоха». Как обычно, занесённые в массовое сознание руками энтузиастов, «нарисованные картинки, как на Западе», стали модным явлением, превратившись в одну из форм царившей тогда свободы творчества. Оригиналы из США и Европы ещё были сродни единорогам, о которых все слышали, но никто не видел (хотя в 1993-м году в палатке «Союзпечати» прямо возле моей школы продавался журнал «Пиф» на французском языке за какие-то бешеные деньги), поэтому возникали аналоги, разумеется, густо замешанные на местном колорите. Интересное было время: все бредили западной культурой, читая книги и смотря на видеокассетах фильмы, которые сейчас даже стыдно вспоминать, при этом был дикий рост национального самосознания. Все кинулись изучать историю (по самым трэшовым источникам, которые только можно было найти, начиная от «Аквариума» Резуна и кончая фейковой «Велесовой книгой»), все стали осознавать себя русскими (особенно на фоне того, что в бывших соседних республиках уже тогда царил националистический беспредел). И в какой-то момент из этой гремучей смеси «импортного фэнтези» и странной помеси «патриотизма» и окружающей «чернухи» стало что-то зарождаться. В том числе в сфере комиксов.

Читать далее

Мнение: Тёмные ночи. Металл смерти. Книга первая

Неисправимые оптимисты утверждают, что любой кризис – это не катастрофа, а возможность, шанс. Неисправимые оптимисты из DC Comics этот шанс давно и плодотворно используют, раз за разом вгоняя созданную ими Мультивселенную в череду глобальных кризисов. В рамках которых можно подчистить внутреннюю хронологию и мифологию, упорядочить накопившийся сюжетный хаос, переписать персоналии в соответствии с реалиями настоящего времени. И заработать денег, естественно, ведь подобные глобальные сюжеты хорошо продаются, привлекая внимание фанатов. Нужно ли обращаться к Кризисам часто или это «оружие последней надежды»? Вопрос спорный, в череде этих событий встречались как действительно важные, кардинально переписывавшие историю и заслуженно вызывающие интерес до сих пор, так и проходные, не имевшие особых последствий. Так или иначе, но собственный Кризис — для многих сценаристов это воплощение мечты, творческий вызов и полигон для реализации своих амбиций. Не знаю, грезил ли об этом Скотт Снайдер, но однажды результатом его плодотворной карьеры в DC стал заслуженный Кризис мультивселенского масштаба, в рамках которого американский сценарист явно получил карт-бланш, право творить всё, что придёт ему в голову.

Читать далее

Мнение: Клинок бессмертного. Том первый

Если вы наберёте в поисковике «Хироаки Самура», то первым делом после википедии вас направят на сайты, где собраны его работы «18+» в стилистике гуро. Самура знает анатомию, уважает насилие и боль, любит истязать девушек своим карандашом. Двусмысленно как-то получилось, ну ладно, увидите – поймете. Также на русском выходило две его коротких манги, «Повозка Бладхарли» и «Снегурочка на весеннем ветру», полные тягот, страданий, разбитых грёз и, как ни странно, надежды. Одна из этих историй была типичным трэшем, который получается, когда зарубежные авторы с головой ныряют в русскую душу, фиксируясь на каком-нибудь сложном периоде в истории нашей страны, черпая знания о нём, кажется, из мультиков типа «Анастасия». Обе же этих истории были атмосферны и прекрасно нарисованы, пусть и оставляли после прочтение гнетущее ощущение, но так и было задумано. Нынче же пришло время для самой большой и при этом самой «попсовой» (в хорошем смысле, разумеется) работы японского маэстро боли, манги «Клинок бессмертного», очень популярной и даже заполучившей аниме и киноэкранизацию. Манга-то «попсовая», но начинается она с обязательного в нашей стране «поясни за свастику», да и насилия в виде литров красиво брызжущей, как это принято в азиатском кино, крови и отрубленных конечностей в ней хватает. Но, как говорится, главное здесь не это.

Читать далее

Мнение: Регулятор. Том первый

В основу графического романа «Регулятор» заложена крайне неоднозначная, провокационная концепция: в мире не столь отдалённого будущего (или в альтернативной реальности) общество устало от того, что закон целиком на стороне привилегированных классов, чьи представители заняты собственным обогащением, поэтому было принято решение на это «большое зло» ответить «злом малым». Им стали регуляторы, попросту говоря, высококвалифицированные киллеры, которые принялись на официальной основе «исполнять» обнаглевшую аристократию, проворовавшихся чиновников и прочих слуг народа. В качестве наглядного примера можно представить, что тайному сотруднику царской «охранки» Богрову за убийство Столыпина в подобной ситуации не накинули бы на шею «столыпинский галстук», а сказали бы «спасибо» и щедро наградили. Кто-то, разумеется, скажет «какая классная идея, нам срочно надо её реализовать!», кого-то подобные схемы возмутят и оттолкнут, вызвав логичное, многократно подтверждённое событиями мировой истории мнение о том, что невозможно поставить террор на службу обществу, он вырвется из оков и всё станет ещё хуже, просто вместо рафинированных дворян народ будут обкрадывать дерзкие ребята с лицензией на убийство, охотно занимающие в дальнейшем тепленькие места своих недавних жертв.

Читать далее

Мнение: Лунный Рыцарь. Выпуски третий, четвёртый и пятый (Джед Маккэй)

Поскольку именно сейчас историй про Лунного Рыцаря много не будет, посмотрим, что новенького подготовил для этого персонажа Джед Маккэй сразу в трёх выпусках своего рана, которые вышли в России в издательстве «Alpaca» практически одновременно. Итак, короткая экспозиция: Лунный Рыцарь (как это станет понятно как раз из этих выпусков, именно Лунный Рыцарь, а не Марк Спектор или кто-то из других личностей, прячущихся в глубинах подсознания данного персонажа) создал «Полуночную миссию», своего рода детективное агентство с мистическим уклоном. Или, скорее, ЧОП для охраны т.н. ночных путников; людей и не только, всех тех, кто на городских улицах становится объектом внимания тёмных сил. Рыцарь спас от вампиров Риз, которая, сама превратившись в вампира, стала помощницей Рыцаря. Пока не очень понятно, в чём её функция, но просто так сложилось, что у любого частного детектива должна быть красивая и острая на язык помощница, периодически вправляющая ему мозги. Затем Кулак египетского бога Хонсу помог соседу по прозвищу Солдат, которого донимали зомбированные пенсионеры. Постепенно круг тех, кто нуждается в помощи Рыцаря расширяется, и у него даже появляются друзья.  

Читать далее

Мнение: Бэтмен. Самозванец

 Допустим, вы психиатр. Однажды ночью в вашу квартиру вваливается истекающий кровью один из ваших «сложных» пациентов, которому вы сами диагностировали кучу психических заболеваний, от ОКР до неконтролируемой агрессии. Ваши действия? Профессиональная этика и, в большей степени, инстинкт самосохранения заставят вас закрыться в одной из комнат, судорожно набирая телефон полиции. Вот только… что, если это будет самый необычный пациент в вашей практике, человек с неразгаданной тайной, которая уже больше года будоражит весь Готэм и ставит на уши не только преступников всех мастей, но и городскую администрацию? Да, в гости к доктору Лесли Томпкинс пожаловал сам Бэтмен. И, как очень скоро выяснит Лесли, сняв окровавленную маску, Брюс Уэйн. Тайна раскрыта, теперь точно самое время сделать пару звонков. Но нет. Так начинается история странных взаимоотношений доктора и пациента, в которых каждый из участников выступает заложником. Один: заложником возможного разоблачения, вторая: заложником моральной и этической дилеммы. Этим двоим будет о чём пообщаться, да и нам, читателям, тоже будет интересно узнать некоторые подробности тайной жизни готэмского миллиардера-сироты. Эти подробности, включающие в себя вспышки детской жестокости и Альфреда, в отчаянии заламывающего руки со словами «Я всего лишь дворецкий!», дают понять, что перед нами одна из альтернативных версий бэт-вселенной, намного более реалистичная. Или, может быть, это сиквел «Года первого». Условный «Год второй». По атмосфере и содержанию, кстати, вполне подходит.

Читать далее

Мнение: Стон сливной трубы

Фраза про водосточные трубы, издающие какие-либо звуки, у меня ассоциируется с поэзией Владимира Маяковского. Также, как и фраза «мастер хоррора» с недавних пор вызывает ассоциации с именем японца Дзюндзи Ито. Про классика русской поэзии поговорим как-нибудь в другой раз, а пока разберём, что же именитый мангака приготовил читателям «вкусненького» в очередном сборнике своих рассказов. В оригинале этот том выходил под номером восемь и включает в себя также восемь сюрреалистических фантасмагорий, одна другой страшнее и невероятнее. Любителям банальных ужасов – не сюда, тут из традиционных жанровых приёмов можно найти разве что вампиров, да и то, представлены они отнюдь не в своём привычном виде. Фантазия Ито за грани привычного не просто выходит, она выпрыгивает, с тем же эффектом, которых производит на вас выпрыгивание на ночной улице из темноты тёмной фигуры, очертания которой подсказывают, что перед вами не человек. Представили?  

Читать далее

Мнение: Дни демона. «Проклятая паутина» и «Надвигается буря»

Девочка должна пройти через леса, поля и реки к большой горе, где её поджидает зло. А вместе с ним и ответы на вопросы, которые она очень хочет получить. На пути девочке повстречаются как помощники, так и посланные «главным боссом» противники. Стандартная схема, перекочевавшая в компьютерные игры современности из преданий, сказок и легенд, метафорический «путь героя». Предельно романтизированный на Востоке, достаточно вспомнить кучу фильмов, манги, аниме и книг про средневековую Японию с её феодальным строем, нуждавшемся в беспрекословных самураях. В этих историях благородный герой тоже пробивается через вражеские засады на разных уровнях «квеста», чтобы столкнулся лицом к лицу со злодеем. С которым они, однако, не сразу пустятся в смертельный пляс под звон катан, а успеют поговорить на пространные темы о чести и доблести. Ибо такова ментальность, загадочная японская душа. Как в эту самую ментальность вписываются чисто западные персонажи комиксов, продолжает исследовать художница Питч Момоко в рамках уникальной, как по замыслу, так и по воплощению, серии «Дни демона».

Читать далее

Мнение: Некроманты Зотика

Вот теперь точно всё. Заглянувший в далёкое будущее американский писатель Кларк Эштон Смит поведал, что привычные нам континенты затонули или разрушились (вероятно, даже не по одному разу), и на их месте образовался один исполинский континент Зоти́к. Совершив знакомый всем конспирологам и любителям альтернативной хронологии круговорот, развитие человечества снова откатилось к эпохе диких племен, царей, колдунов, в век холодного оружия и магии. Но и этому миру приходит конец: яркая вспышка на солнце уничтожила всех обитателей континента. В живых остался только Альтара, последний царь Зотика, и его прекрасная наложница Орфилла. Альтара ещё строит из себя властителя человечества, гневается, обещает покарать и не выносит возражений, но, слепой и медленно умирающий, он полностью зависит от прекрасной девы, которая ухаживает за ним, даёт колдовские снадобья (как бы царь этому не противился, жизнь оказывается важнее принципов) и помогает скоротать ему время, рассказывая истории, захватывающие, печальные и страшные. Поначалу кажется, что перед нами вариации на тему «Ночи Шахерезады в эпоху глобальной катастрофы», но кажущиеся разрозненными «сказки» Орфиллы акцентируются на теме некромантии, постепенно подводя умирающего царя к мысли о том, что провести над собой тёмный ритуал и заполучить вечную жизнь – не такой уж и плохой вариант…

Читать далее