Мнение: Блэксэд. Итак, всё падает. Часть первая

Осень в Нью-Йорке – отличное время, чтобы вернуться в этот город после долгого путешествия по стране, поэтому частного детектива Джона Блэксэда снова можно увидеть на улицах американского мегаполиса. И чёрный кот неплохо проводит здесь время, например, посещая театральные представления в Центральном парке, проходящие в рамках шекспировского фестиваля. Можно посидеть на траве в компании приятеля, погреться в лучах всё ещё тёплого солнца и получить удовольствие от разворачивающихся на импровизированной сцене страстей. Но, согласитесь, комикс про то, как Блэксэд отдыхает был бы не столь интересным, как комикс, в котором этой герой снова оказывается втянут в очередную детективную заварушку. Так что, пока руководительница театра Айрис Аллен решает проблемы с властями города (предпочитающими демократично разгонять несанкционированные спектакли с помощью дубинок, проявляя исключительную заботу о сохранности травяного покрытия), Джон знакомится с Кеннетом Кларком, летучей мышью, председателем профсоюза работников метро. Кеннет утверждает, что мафия ласок заказала его наёмному убийце, росомахе Логану, и просит у Блэксэда помощи в одном деле: нужно разобраться, как связаны профсоюзы, мафия и «звезда» американской урбанистики, градостроитель Соломон, перепахавший уже полгорода и затевающий грандиозный проект, которому суждено стать венцом его карьеры – самый длинный подвесной мост в мире.

Читать далее

Мнение: Вика и слава Пана

Жила-была фея по имени Вика Гримм. И ранние годы жизни не принесли ей ничего хорошего: отец, герцог Клеймор Гримм, погиб, когда принц Оберон напал на его замок, чтобы вернуть себе Титанию, любовь всей своей жизни (а заодно и сестру-близнеца), посмевшую стать чужой женой. Маленькую Вику спас сатир Хаггис, но, чтобы девочка не выделялась среди людей, ей пришлось отрубить крылья. Зато сказочные феи наделили её тело волшебными татуировками, которые меняют свой рисунок в зависимости от настроения девушки. Людской мир оказался к Вике не благосклонным и ей пришлось заниматься разными вещами. И терять близких и родных тоже приходилось. Но однажды Вика прознала, чья она дочь и кто тот злодей, лишивший её родителей и детства. Теперь у Оберона появился смертельный враг, чья сила только возросла после того, как девушка прошла обучение у своих крёстных, тёмных фей. Вика готова поднять самое большое восстание в истории Мира Пана, конечная цель которого – свергнуть жестокого тирана. И красивая, молодая фея сделала очень многое для того, чтобы спустя века сказители разных племен и народов начинали свои рассказы со слов «Жила-была фея по имени Вика Гримм». Вот только так получилось, что Вика жила-жила, оберегаемая в статусе главной героини бронёй сценария, а потом взяла и… умерла.

Читать далее

Мнение: Дух во плоти. История о големе

Есть несколько способов создать и, самое главное, оживить голема. Перво-наперво, нужно вылепить из глины истукана в форме человеческого тела. Затем раввин должен вложить в рот этого создания бумажку с записанной на ней формулой Шем ха-Мефораш, являющейся комбинацией букв, из которых состоит истинное имя Бога. При другом способе раввины проводили особый обряд, в завершении которого писали на глиняном лбу слово «emet», «истина». Вот и всё, глина оживала и начинала выполнять приказы своего создателя. Но очень условно, ибо откуда у куска «мёртвой земли» разум для осознания своих действий? Еврейские предания гласят, что часто оживление голема сопровождалось большими проблемами, «кукла» выходила из-под контроля, устраивала массовые разрушения им даже убивала своих создателей. Так что способ этот применялся крайне редко, был отложен, так сказать, на самый чёрный день в запасной ящик с надписью «Только в самом экстренном случае!!!». Есть свидетельства того, что ритуал оживления голема проводился ещё в конце шестнадцатого века: тогда пражский раввин Лев бен Бецалель создал истукана для защиты евреев пражского гетто, которым докучали чешские католики со своими попытками посеять «разумное, доброе и вечное». Не знаю, знакомы ли с этой легендой сценарист Стив Найлз и художник Дэйв Уоктер, создавшие графическую историю «Дух во плоти», но с их сюжетом она явно пересекается. Тут тоже евреям небольшой деревеньки, расположенной где-то в Европе, срочно понадобилась помощь непобедимого глиняного бойца, ведь только он может защитить людей от карательного отряда немецкой армии. На дворе Вторая Мировая Война, не лучшее время для евреев…

Читать далее

Мнение: Велес. Дурман-Цветок

Благодаря Эдуарду Лимонову широкое распространение получила фраза «У нас была великая эпоха». Сначала её использовали для описания послевоенных десятилетий, когда наша Родина процветала, строила новое общество и рвалась в космос, затем словосочетание превратилось в пилюлю, которой патриотично настроенные граждане пытались как-то заглушить боль от душевных ран, нанесенных развалом страны и хаосом девяностых. Как раз в девяностые в истории российских комиксов чуть было не наступила эта самая «великая эпоха». Как обычно, занесённые в массовое сознание руками энтузиастов, «нарисованные картинки, как на Западе», стали модным явлением, превратившись в одну из форм царившей тогда свободы творчества. Оригиналы из США и Европы ещё были сродни единорогам, о которых все слышали, но никто не видел (хотя в 1993-м году в палатке «Союзпечати» прямо возле моей школы продавался журнал «Пиф» на французском языке за какие-то бешеные деньги), поэтому возникали аналоги, разумеется, густо замешанные на местном колорите. Интересное было время: все бредили западной культурой, читая книги и смотря на видеокассетах фильмы, которые сейчас даже стыдно вспоминать, при этом был дикий рост национального самосознания. Все кинулись изучать историю (по самым трэшовым источникам, которые только можно было найти, начиная от «Аквариума» Резуна и кончая фейковой «Велесовой книгой»), все стали осознавать себя русскими (особенно на фоне того, что в бывших соседних республиках уже тогда царил националистический беспредел). И в какой-то момент из этой гремучей смеси «импортного фэнтези» и странной помеси «патриотизма» и окружающей «чернухи» стало что-то зарождаться. В том числе в сфере комиксов.

Читать далее

Мнение: Регулятор. Том первый

В основу графического романа «Регулятор» заложена крайне неоднозначная, провокационная концепция: в мире не столь отдалённого будущего (или в альтернативной реальности) общество устало от того, что закон целиком на стороне привилегированных классов, чьи представители заняты собственным обогащением, поэтому было принято решение на это «большое зло» ответить «злом малым». Им стали регуляторы, попросту говоря, высококвалифицированные киллеры, которые принялись на официальной основе «исполнять» обнаглевшую аристократию, проворовавшихся чиновников и прочих слуг народа. В качестве наглядного примера можно представить, что тайному сотруднику царской «охранки» Богрову за убийство Столыпина в подобной ситуации не накинули бы на шею «столыпинский галстук», а сказали бы «спасибо» и щедро наградили. Кто-то, разумеется, скажет «какая классная идея, нам срочно надо её реализовать!», кого-то подобные схемы возмутят и оттолкнут, вызвав логичное, многократно подтверждённое событиями мировой истории мнение о том, что невозможно поставить террор на службу обществу, он вырвется из оков и всё станет ещё хуже, просто вместо рафинированных дворян народ будут обкрадывать дерзкие ребята с лицензией на убийство, охотно занимающие в дальнейшем тепленькие места своих недавних жертв.

Читать далее

Мнение: Азимут. Том первый

 Направление одной из сторон света в мире «Азимута» явно задает «Алиса в стране Чудес» Льюиса Кэрролла – не только присутствием говорящего белого кролика, но и наличием странных персонажей в привлекающей именно своим безудержным абсурдом реальности, граничащей со сном. Направление другой части света – безусловно, приключенческие романы европейских классиков вроде Жюля Верна, в которых находилось место путешествиям по суше, по морю и по воздуху, а также описывались смелые герои и немного странные ученые, говоря современным языком, гики. Еще одно направление ведет в сторону эстетики «новых странных» авторов типа Чайны Мьевиля, фантазия которых запросто порождает сотни фантасмагорических существ и отрицает привычные логику и каноны повествования. Ну а следующее направление должно было привести прямиком на Северный Полюс. Только вот беда: Полюс исчез. Вообще. И теперь магнитные стрелки компаса заставляют путников блуждать, а птицы совершенно растеряли ориентиры и не знают, куда им лететь. Кстати, о птичках: они (как и насекомые) называются здесь хроноптерами неспроста. Дело в том, что эти полумеханические существа хитрым образом взаимосвязаны со временем. Например, если съесть редчайшее яйцо Часовки Великолепной, то можно обрести вечную жизнь. А если поймать Клепсикранию и выпить жидкость из ее клепсидры, то можно немного омолодиться.

Читать далее

Мнение: Адель Блан-Сек. Необыкновенные приключения. Том первый

Если верить французским писателям, насочинявшим горы приключенческих и детективных романов, Париж никогда не был спокойным городом. Но к концу 1911-го года, как уверяет Жак Тарди, ситуация вышла из-под контроля, захлестнув столицу Франции чередой загадочных и абсурдных событий. Над парижскими крышами летает настоящий птеродактиль, на Эйфелевой башне поджидает вавилонский демон, с крыши Нотр-Дам-де-Пари падает очередной «горбун», заставляя вспомнить о книге Виктора Гюго. Дело приобретает такой размах, что разобраться в нем требует от полиции президент Республики. Но вы знаете этих киношных и книжных полицейских, людей в черных котелках – не блещут они умом и стараются переложить все заботы на плечи коллег ниже их по званию (пара страниц комикса иронично обыгрывают эту чрезмерную бюрократию в исполнительных органах власти). Тут нужен герой с задатками сыщика, искоркой авантюризма и везением на всякие запутанные тайны. Впрочем, начало двадцатого века уже пронизано духом эмансипации и феминизма, поэтому вместо героя нам представят героиню. Адель Блан-Сек. Симпатична (насколько можно судить по рисунку Тарди, в графике которого превалируют карикатурные искажения внешности, в принципе исключающие из его комикса симпатичных персонажей), умна, своевольна, порой даже груба. Дама с характером. В ее прототипах числится Каролина Реми, феминистка, коммунистка, журналистка и писательница. Последние два пункта напрямую относятся к Адель, но будьте готовы к тому, что в первом томе гипотетические книги, написанные ей, будут только упоминаться, а журналистская деятельность вообще не будет затронута. То есть, она тут как Тинтин, журналист, который за всю свою комиксовую жизнь ни разу напрямую журналистикой не занимался, но смог прославиться на весь мир.

Читать далее

Мнение: Приключения Тинтина. «Сломанное ухо» и «Черный остров»

Иногда они возвращаются снова. Нет, речь не о персонажах страшных фильмов, как раз наоборот, речь о героях культовых европейских комиксов. В конце прошлого года издательство «Мелик-Пашаев» (до этого выпустившее другую широко известную серию приключенческо-сатирических bd «Счастливчик Люк») вернуло на прилавки российских комикс-шопов и книжных магазинов знаменитого Тинтина – не всю серию, конечно, пока пару альбомов, которые, если вспомнить предыдущие издания от «Махаона», давно уже стали предметом поисков не успевших их в свое время приобрести читателей и коллекционеров. Когда-нибудь нас, безусловно, ждет аргументированное научное исследование на тему «Почему одни комиксы, известные во всем мире, в России быстро загибаются, едва перевалив рубеж в десяток томов (речь об Астериксе и Обеликсе, персонажах, способных потягаться с Тинтином в популярности во многих странах, но только не у нас), а другие запросто заходят на второй круг», ну а пока возьмем в руки новые издания, освежим в памяти знакомые истории, пройдемся по историческим отсылкам, почувствуем себя напарниками бельгийского журналиста-детектива, занятого поисками ответов на очередную загадку… в общем, займемся всем тем, на что комиксы про Тинтина вдохновляют людей почти уже сто лет.

Читать далее

Мнение: Негалиод

В придуманной Венсаном Перрио реальности «Негалиода» нашли отражение темы и проблемы, актуальные в современном мире: негативное влияние людей на экологию, социальное расслоение, контроль жизненно важных ресурсов представителями избранных классов и зависимость от компьютерных технологий, которых запросто могут привести человечество в новую Матрицу. Об этом начинаешь размышлять в процессе чтения, но сначала внимание читателя будет приковано только к одной немаловажной составляющей данного графического романа – к динозаврам! Они представлены здесь во всем многообразии видов, выполняют роль домашнего скота, а некоторые из них еще и разумные, умеют общаться с людьми. Знаю несколько человек, которым этого бы точно хватило, чтобы назвать «Негалиод» шедевром на все времена.

Читать далее

Мнение: Эмма Г. Уайлдфорд

Двадцатые годы прошлого века. Англия. Во всем чувствуется чопорная атмосфера викторианской эпохи, но в воздухе витают и новые веяния, на которые, как нам показывают, быстрее реагируют женщины, нежели мужчины. Вот, к примеру, главная героиня этой графической истории Эмма Г. Уайлдфорд – для своего времени ее поведение можно назвать и прогрессивным, и вызывающим, смотря с какой точки зрения посмотреть. Эмма дочь аристократа, живет без особых забот, имеет хорошее воспитание, поэтому кажется, что все в ее жизни должно быть подчинено неукоснительному исполнению законов привилегированного общества. Но истинной аристократкой, частью высшего света выглядит все же ее старшая сестра, готовая смиренно молчать и исправно рожать детей своему мужу-банкиру, наводящему на Эмму скуку наравне с презрением. Эмма же выбрала для себя стезю поэтессы, что вызывает у многих вопросы. В этом разумеется, нет ничего предосудительного, ведь английская публика уже зачитывается детективами Агаты Кристи (как и отец главной героини), и ничего, что та женщина. Просто поэзия Эммы… весьма провокационна. Придерживаясь канонов классицизма, она порой вторгается в интимные, глубоко личные пространства, нисколько не стесняясь телесности (загораясь и такими новыми веяниями, как нудизм, из-за чего комиксу прилетает ограничение 16+), исследуя ее гармонию с душевными проявлениями. А еще Эмма романтична, как и многие барышни тех лет, поэтому неудивительно, что ее первой любовью стал Роалд, юноша из семьи, члены которой с крайне переменными успехами посвятили свои жизни путешествиям. Жених тоже отправился в экспедицию на север Финляндии, но спустя год от него нет ни одной весточки. Только стоит на полке нераспечатанным его последнее письмо с пометкой «Для Эммы Г.», и кажется этой самой Эмме, что там написано что-то очень важное, что-то о чувствах, о связях, которые соединят влюбленных на всю жизнь.

Читать далее