Мнение: Джон Константин. «Хоррорист» и другие истории. Лучшее

Предупреждение: вам может стать плохо от того, что вы увидите. Потому что киношный Джон Константин с лицом Киану Ривза – не похожий на комиксного блондинчика, но всё равно прикольный, — боялся попасть в ад, где его ждала бесконечность, помноженная на парк живодёрских развлечений. Джон Константин серии «Hellblazer», как мне кажется теперь, не переживает по этому поводу. Потому что все происходящее на Земле ничем не отличается от ада. А местами даже хуже, ведь в аду есть смысл, там мучаются грешники. А в нашей реальности могут пострадать невинные, что чаще всего и происходит. Джону, как персонажу комиксов, можно сказать, не повезло со временем рождения и с «отцом», его придумал Алан Мур, у которого особые отношения с супергероями. Он же слепил из Константина типичного британского персонажа эпохи правления Маргарет Тэтчер. На самом деле сложно судить о том времени из российского далёка, но сами англичане, точнее, пролетарская часть нации, вспоминает о тех днях как о периоде упадка, когда простому работяге пришлось не сладко. Это потом уже, в более поздние времена, магия вернётся на Туманный Альбион в своём классическом виде, с волшебными палочками, полётами на мётлах и уроками колдовства, а в описываемые годы главный волшебник Британии и комиксов «Vertigo» выглядел как бухающий певец Стинг (иронично, ведь сам Стинг активно топит за ЗОЖ) в потасканном плаще, не выпускающий сигарету изо рта. Настоящие волшебники живут в замках, Джон готов фактически поселиться в первом приличном баре, произнося вместо заклинаний названия алкогольных напитков. А куда деваться, когда на улице полная безнадега, здания заводов и клубов щерятся дырами выбитых стекол, кругом бомжи, которые, вообще-то, тоже люди и нуждаются в помощи. Да, где-то там копошатся демоны, некоторые из них те ещё твари, но людей вокруг Джона волнуют новые напасти, гораздо более неприятные, например, тесты на ВИЧ или полицейский беспредел.

Читать далее

Мнение: Трансметрополитен. Книга четвёртая

Наивные дурачки верят в свободу слова. Умные дяди делают всё для того, что укрепить эту веру, тайком формируя новую форму этого общественно-значимого явления: «несвободную свободу слова». Поскольку человечество всё же проклято и живёт в те самые интересные времена, о которых предупреждали китайские мудрецы, люди в массе своей выбирают почему-то именно эту несвободу, закамуфлированную под соблюдение законов, прав, благочестия и общественного порядка в условиях тотальной Кали Юги. И нет смысла проецировать это на события последнего времени, всё началось не сегодня и не здесь, кончится не завтра и будет распространяться повсеместно, вместе с увеличением перечня номинальных и точно так же навязанных «прав» и «возможностей», которые на самом деле будут закапывать человечество в ещё большую яму. На полную ставку умных дядей обслуживает целый штат «правдорубов», формирующих т.н. общественное мнение строго ограниченным списком тем, о которых можно говорить, и убирающих в нижний ящик стола список тем, о которых вспоминать не стоит.

Читать далее

Мнение: Сказки. Том двенадцатый

Когда «Сказки» перевалили за сотню выпусков (этот торжественный момент мы наблюдаем в самом начале двенадцатого тома), Билл Уиллингхэм оглядел свою библиотеку, в которой наверняка собрано много книг с мифами и легендами разных народов и эпох, призадумался и понял, что есть ещё один идеально вписывающийся в сказочный контекст пласт современной культуры – это комиксы про супергероев. Люди в трико заменили собой богатырей полубогов, а строящие козни вселенского масштаба злодеи дадут фору любому Кащею, но все они, в принципе, выполняют схожую функцию в рамках Сказочного МетаТекста. Ну и как пройти мимо того, чтобы в комиксе иронично не обыграть штампы комикса? Хотя кто-то наверняка пробурчит «постмодернизм какой-то…».

Читать далее

Мнение: Болотная тварь. Книга первая

 Кем был(а) Болотная Тварь, он же Алек Холланд, до января 1984-го года? Еще одним «ботаником», у которого, как и у многих его коллег по комиксам, не сложились отношения с опасными химическими реактивами. Персонажем, копировавшим, по мнению некоторых, более раннего марвеловского Лешего. Вторым (между прочим, после самого Супермена) героем DC Comics, получившем собственную экранизацию, да ещё и от Уэса Крэйвена, что, однако, фильм не спасло, зато режиссер потренировал руку, прежде чем браться за «Кошмар на улице Вязов». Неплохая же в целом складывается биография, в которой, однако, чего-то не хватало. Чего именно — выяснилось, когда на пост сценариста «Саги о Болотной Твари» заступил британец Алан Мур, который взял, да и изменил навсегда не только «зелёного персонажа», но и подход к созданию комиксов в целом.

Читать далее

Мнение: Сказки. Том одиннадцатый

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. И мне понадобилось десять томов «Сказок» Билла Уиллингхэма, чтобы вспомнить эту присказку, на мой взгляд, хорошо подходящую к новому витку эпической истории, в которой недавно (в предыдущем сборнике) был сделан перерыв, позволивший насладиться сполна жанром «Метафизика и девчонки с большими пушками». В одиннадцатом томе сказка – точнее, сказки, — сказываются в бодром темпе, объединяя настоящее и прошлое, но дела творятся такие, что решать их в спешке категорически нельзя, это может закончится трагедией. Мрак, освобожденный из векового заточения, изгнал героев на Ферму, оккупировал Сказкитаун и перестраивает его, заодно раскидывая темные щупальца своего влияния на весь Нью-Йорк, с помощью зомби, которых «ласково» называет чахликами. Работа спорится, тьма проникает в души простых мирян и героев сказок даже на расстоянии, пробуждая в них самые мерзкие помыслы, а у главзлодея находится время на рефлексию.

Читать далее

Мнение: Трансметрополитен. Книга третья

Спайдер Иерусалим не просто журналист. Он – Голос Города, который, совсем как лирический герой одной старой песни, проклинал тысячу раз, но не может покинуть. И это не Голос с голубого экрана, не поставленная речь диктора или политика в дорогом костюме и с дежурной улыбкой. Это пропитой, прокуренный Голос, доносящийся со дна. Обладатель этого Голоса, возможно, засадился наркотиками по самое нельзя, перекусил в уличной тошниловке бургером с ящерицей (и то это можно назвать везением) и теперь топает домой, в тесную хибару, надеясь, что дойдет туда хотя бы целым, не то что невредимым. У этого Голоса интонации, вызывающие панику на генетическом уровне – так запускается бешеный калейдоскоп из воспоминаний о всей прожитой жизни, когда в темном переулке вы слышите за спиной сиплое «Слышь, эй, ты!». Но при всех этих раскладах это Голос неприглядной, но правды. Сначала, только вернувшись в Город после пятилетнего отсутствия, Спайдер активно освещал дела «меньшинств» (а их тут завались, можно даже инопланетянином заделаться), рассказывал в нигилистической манере гонзо-репортажа об униженных и оскорбленных, размахивал средним пальцем перед силовиками. Потом решил попинать ногами людей посерьезнее, благо, в стране как раз началась президентская гонка, самое популярное шоу в мире. Быстро разобравшись в главных кандидатах, Иерусалим понял, что один из них – «обычный» фашист, кумир брутальных и вечно обиженных «мужиков» с рабочих окраин. А второй… он вроде всегда улыбается, говорит правильные вещи и выглядит почти идеальным. Но Спайдера не проведешь. Хотя кое-кто очень попытался это сделать и теперь кандидат, против которого строптивый журналюга ополчился, был избран президентом. Что это значит? Это значит, что для Иерусалима должны наступить интересные времена (из того самого восточного проклятия). И, кстати, они уже наступили, добро пожаловать.

Читать далее

Мнение: Сказки. Том десятый

Внезапное нападение могущественного врага, гибель любимых всеми персонажей, вынужденный переезд на Ферму из разрушенного Сказки-тауна. Воистину, настали классические Темные Времена. Мрак расползается уже за пределы Нью-Йорка и готов поглотить всех сказочных существ, превращая их в жестоких чудовищ. Самое время для создания новой религии по старым лекалам – да, сейчас все плохо, но это лишь испытание, если мы будем верны и честны, то скоро к нам снизойдет спаситель, воскрешенный рыцарь-герой, который нас из этого Мрака выведет. Надо только верить. Ну а что, Билл Уиллингхэм отлично доказал, что он знает о сказках все, почему бы ему не показать, как работает конкретно этот креативный сказочный механизм, как творцы новых религиозных догм превращаются в фанатиков, как загораются их глаза, как они ведут за собой верную паству, принимая правильность только своей веры и никакой другой. И все это ради поисков Бога. Хотя чего его искать, в десятом томе «Сказок» он присутствует собственной персоной. Точнее, Демиург, Творец, создавший этот мир и управляющий им взмахом волшебного пера. И именно на борьбу с этим «богом» отправляются Бигби, Снежка и другие герои комикса, чтобы спасти вселенную и сохранить кучу жизней.

Читать далее

Мнение: Hellblazer. Пламя проклятия

Ад не страшнее того, что происходит на Земле, а Рая, по ходу, вообще не существует. Джону Константину, магу с вечной сигаретой в зубах и набором заклинаний, среди которых превалирует многофункциональное «епта!», это известно как никому другому. В прошлом томе истории, после того, как его бросила Кит, идеальная «женщина всей жизни», и состоялась встреча с Королем Вампиров, Джон опустился на самое дно бытия, пару раз даже это дно пробил, в общем, достиг того уровня, на котором надо либо помирать, либо пытаться подняться вверх. Помирать Джону не с руки – после его проделок в Аду для Константина заготовлен целый парк веселых аттракционов с вечным абонементом. Остается только выбираться из тьмы и безнадеги. Что он вроде бы и сделал. Теперь его путь лежит в Нью-Йорк, «мегаполис мечты» для множества людей. Здесь можно бродить по Манхеттену, заглядывать в местные бары и заводить долгие, ни к чему не обязывающие беседы об отличии английского пива от американского, и о том, почему континентальный футбол никогда не приживется в США. Беда в том, что Джон так сильно наследил в мире магии, что его узнают даже на другом конце океана. И сделают так, чтобы его предыдущие мучительные приключения показались детским утренником.

Читать далее

Мнение: Сказки. Книга девятая (издание делюкс)

Восьмой том «Сказок» был исполнен вдохновляющими событиями. Там отлично смешались каноны рыцарского романа, библейские мотивы и, собственно, сами сказки – и все для того, чтобы мы погрузились в историю Мухолова, который из простого уборщика превратился в одного из самых могущественных героев вселенной Билла Уиллингхэма, принесшего обитателям волшебных историй настоящее Спасение. Это так вдохновило остальных персонажей комикса, что они решили нанести последний, решающий удар по Империи заклятого Врага. Итак, долго вынашиваемая Бигби, Прекрасным Принцем, Снежкой, Синдбадом и другими воспетыми баснями и легендами стратегами операция вступила в свою финальную вазу «Войны до победного конца». А девятый том серии удачным образом обозначил значительный перелом в истории Сказкитауна и его обитателей, завершив (?) одну эпическую линию сюжета и без промедления начав другую. Но обо всем по порядку.

Читать далее

Мнение: Трансметрополитен. Книга вторая

Первый том «Трансметрополитена» Уоррена Эллиса и Дэрика Робертсона все же можно назвать ознакомительным. А скорее даже ядовитой, вырвиглазной и при этом чертовски привлекательной затравкой, запросто вызывающей сенсорную перегрузку. Мы познакомились с гонзо-журналистом Спайдером Иерусалимом, у которого по стечению обстоятельств (связанных с невыполненными обязательствами перед издателями) только что закончилась пятилетняя изоляция в уединенном местечке вдали от Города. Того самого Города, который Спайдер ненавидит, от которого мечтает оказаться как можно дальше и без которого не может жить и работать. И его можно понять: ну о чем писать на отшибе цивилизации, о разведении кур и о красивых закатах? А в Городе (за которым легко угадывается Нью-Йорк, да и вообще почти любой крупный мегаполис нашего времени) жизнь бурлит на каждом шагу, в каждом сантиметре, в каждой молекуле отравленного воздуха.

Читать далее