Мнение: Бэтмен. Белый рыцарь представляет: Харли Квинн

Тяжело быть матерью-одиночкой, но Харли Квинн потихоньку справляется, хотя и не скажешь, что это ей очень нравится. Несколько лет назад она поставила точку в истории Белого Рыцаря Джека Напьера и теперь тихо и, внезапно, мирно живёт с двумя детьми и двумя гиенами. Гиен, создаётся впечатление, она любит и понимает чуточку больше. Что делать бывшей преступнице-клоунессе, когда-то наводившей шороху на готэмских улочках, а теперь превратившейся во вполне себе даму категории «milf»? Вспоминать и размышлять. О первой встрече с одним любимым мужчиной (состоявшейся тогда, когда ещё не Харли, а Харлин, будучи студенткой, крутилась как могла, зарабатывая себе на жизнь танцами в мафиозном клубе), о том, что второй мужчина, тронувший её сердечко, сидит в тюрьме. О Джеке и Джокере, о том, что без участия Харли, возможно, второй не стал доминировать над первым в борьбе за разум Напьера. Вслед за этими размышлениями в голову Харли, вместе с выползающей из почтового ящика бесконечной лентой уведомлений о «последнем предупреждении» от арендодателей и о неоплаченных счетах и кредитах, лезут стандартные мысли о том, что она, наверное, плохая мать, жизнь не удалась и всё такое, здравствуй хандра, взращённая послеродовой депрессией и неустроенным бытом. Спасти от этого может только визит старого друга из ГТО (Готэмской Террористической Оппозиции, агентом которой Харли числится), который сообщает, что Готэму нужна помощь Квинн. Потому, что она знаменитый психолог и свидетель всякого-разного, а в городе как раз случились преступления, вроде как связанные с прошлым Харли, Бэтмена и Джека Напьера. Почувствовали, как повеяло классическими штампами про давно отошедшего от дел агента особых служб, в помощи которого его коллеги остро нуждаются теперь, когда происходит что-то непонятное? Именно так начинается эта история.

Читать далее

Мнение: Джон Константин. «Хоррорист» и другие истории. Лучшее

Предупреждение: вам может стать плохо от того, что вы увидите. Потому что киношный Джон Константин с лицом Киану Ривза – не похожий на комиксного блондинчика, но всё равно прикольный, — боялся попасть в ад, где его ждала бесконечность, помноженная на парк живодёрских развлечений. Джон Константин серии «Hellblazer», как мне кажется теперь, не переживает по этому поводу. Потому что все происходящее на Земле ничем не отличается от ада. А местами даже хуже, ведь в аду есть смысл, там мучаются грешники. А в нашей реальности могут пострадать невинные, что чаще всего и происходит. Джону, как персонажу комиксов, можно сказать, не повезло со временем рождения и с «отцом», его придумал Алан Мур, у которого особые отношения с супергероями. Он же слепил из Константина типичного британского персонажа эпохи правления Маргарет Тэтчер. На самом деле сложно судить о том времени из российского далёка, но сами англичане, точнее, пролетарская часть нации, вспоминает о тех днях как о периоде упадка, когда простому работяге пришлось не сладко. Это потом уже, в более поздние времена, магия вернётся на Туманный Альбион в своём классическом виде, с волшебными палочками, полётами на мётлах и уроками колдовства, а в описываемые годы главный волшебник Британии и комиксов «Vertigo» выглядел как бухающий певец Стинг (иронично, ведь сам Стинг активно топит за ЗОЖ) в потасканном плаще, не выпускающий сигарету изо рта. Настоящие волшебники живут в замках, Джон готов фактически поселиться в первом приличном баре, произнося вместо заклинаний названия алкогольных напитков. А куда деваться, когда на улице полная безнадега, здания заводов и клубов щерятся дырами выбитых стекол, кругом бомжи, которые, вообще-то, тоже люди и нуждаются в помощи. Да, где-то там копошатся демоны, некоторые из них те ещё твари, но людей вокруг Джона волнуют новые напасти, гораздо более неприятные, например, тесты на ВИЧ или полицейский беспредел.

Читать далее

Мнение: Бэтмен. Самозванец

 Допустим, вы психиатр. Однажды ночью в вашу квартиру вваливается истекающий кровью один из ваших «сложных» пациентов, которому вы сами диагностировали кучу психических заболеваний, от ОКР до неконтролируемой агрессии. Ваши действия? Профессиональная этика и, в большей степени, инстинкт самосохранения заставят вас закрыться в одной из комнат, судорожно набирая телефон полиции. Вот только… что, если это будет самый необычный пациент в вашей практике, человек с неразгаданной тайной, которая уже больше года будоражит весь Готэм и ставит на уши не только преступников всех мастей, но и городскую администрацию? Да, в гости к доктору Лесли Томпкинс пожаловал сам Бэтмен. И, как очень скоро выяснит Лесли, сняв окровавленную маску, Брюс Уэйн. Тайна раскрыта, теперь точно самое время сделать пару звонков. Но нет. Так начинается история странных взаимоотношений доктора и пациента, в которых каждый из участников выступает заложником. Один: заложником возможного разоблачения, вторая: заложником моральной и этической дилеммы. Этим двоим будет о чём пообщаться, да и нам, читателям, тоже будет интересно узнать некоторые подробности тайной жизни готэмского миллиардера-сироты. Эти подробности, включающие в себя вспышки детской жестокости и Альфреда, в отчаянии заламывающего руки со словами «Я всего лишь дворецкий!», дают понять, что перед нами одна из альтернативных версий бэт-вселенной, намного более реалистичная. Или, может быть, это сиквел «Года первого». Условный «Год второй». По атмосфере и содержанию, кстати, вполне подходит.

Читать далее

Мнение: Трансметрополитен. Книга третья

Спайдер Иерусалим не просто журналист. Он – Голос Города, который, совсем как лирический герой одной старой песни, проклинал тысячу раз, но не может покинуть. И это не Голос с голубого экрана, не поставленная речь диктора или политика в дорогом костюме и с дежурной улыбкой. Это пропитой, прокуренный Голос, доносящийся со дна. Обладатель этого Голоса, возможно, засадился наркотиками по самое нельзя, перекусил в уличной тошниловке бургером с ящерицей (и то это можно назвать везением) и теперь топает домой, в тесную хибару, надеясь, что дойдет туда хотя бы целым, не то что невредимым. У этого Голоса интонации, вызывающие панику на генетическом уровне – так запускается бешеный калейдоскоп из воспоминаний о всей прожитой жизни, когда в темном переулке вы слышите за спиной сиплое «Слышь, эй, ты!». Но при всех этих раскладах это Голос неприглядной, но правды. Сначала, только вернувшись в Город после пятилетнего отсутствия, Спайдер активно освещал дела «меньшинств» (а их тут завались, можно даже инопланетянином заделаться), рассказывал в нигилистической манере гонзо-репортажа об униженных и оскорбленных, размахивал средним пальцем перед силовиками. Потом решил попинать ногами людей посерьезнее, благо, в стране как раз началась президентская гонка, самое популярное шоу в мире. Быстро разобравшись в главных кандидатах, Иерусалим понял, что один из них – «обычный» фашист, кумир брутальных и вечно обиженных «мужиков» с рабочих окраин. А второй… он вроде всегда улыбается, говорит правильные вещи и выглядит почти идеальным. Но Спайдера не проведешь. Хотя кое-кто очень попытался это сделать и теперь кандидат, против которого строптивый журналюга ополчился, был избран президентом. Что это значит? Это значит, что для Иерусалима должны наступить интересные времена (из того самого восточного проклятия). И, кстати, они уже наступили, добро пожаловать.

Читать далее

Мнение: Бэтмен. Проклятие Белого Рыцаря

Готэм интересен тем, что в нем не бывает периодов спокойствия. Случаются периоды откровенной войны и моменты шаткого мира, наступают дни, когда торжествуют безумцы или герои в плащах берут все в свои руки. Но бывают периоды, экстраординарные даже по меркам Готэма. Летописцем одного из них стал художник Шон Мерфи, примеривший на себя заодно и роль рассказчика. В его истории случилось и вовсе невероятное: Джокер стал нормальным. Точнее, Джокер так и остался отмороженным клоуном, просто вместо него на свет появился Джек Напьер, другая личность, уживавшаяся с маниакальным безумцем в одном теле. Все это произошло благодаря медикаментозному лечению и, не в последнюю очередь, кулакам Бэтмена. И этот Напьер, импозантный, симпатичный, умный мужчина, сумел понравиться большинству жителей города. Он уверенно говорил и блистал харизмой белого рыцаря, обзавелся любимой и любящей женщиной и пошел в большую политику, выбрав в качестве основной повестки борьбу с городскими элитами и психом в костюме летучей мыши, который по ночам терроризирует простых граждан. Казалось, что появился тот, кто сможет изменить Готэм. Кончилось – и далее будет спойлер, вдруг вы еще не читали «Белого рыцаря» — все предсказуемо, на улицы выплеснулось недовольство, грозившее перерасти в гражданскую войну, а люди, мало заинтересованные в смене власти, сделали все, что Джокер, такой страшный, но привычный и даже отчасти родной, вернулся. Теперь он снова сидит в Аркхеме, но Джек Напьер оставил после себе мину замедленного действия – т.н. Инициативу имени себя самого, которая способна неслабо сдетонировать в раскаленной атмосфере города.

Читать далее

Мнение: Американский вампир. Омнибус. Книга четвертая

«Нулевой пациент» и «Космос». Вот что действительно на слуху в последнее время на нашей планете, с которой, полное ощущение, миллиардеры стремятся свалить куда подальше в эпоху пандемии. Как и странно, это также и ключевые понятия четвертого, финального омнибуса «Американского вампира» Скотта Снайдера и Рафаэля Альбукерке, включающего в себя седьмой и восьмой тома серии. На дворе 1965-й год. Русские недавно запустили на орбиту Земли первого космонавта, после чего вовлеченный в Карибский кризис мир прогулялся по самому краешку ядерного холокоста. Но, как оказывается, в 1962-м это были еще цветочки. Совсем скоро цивилизация будет уничтожена окончательно. Потому что военные, политики и тайные организации, вокруг которых десятилетиями бегали конспирологи с криками «А мы предупреждали! Они существуют!», не могут найти другого способа уничтожить своего главного врага… самого дьявола, который готов покинуть ад, удобно расположенный в шахтах где-то в бездорожье американских пустынь. Есть, конечно, небольшой шанс на спасение – помочь человечеству могут невидимые, но смертельно опасные герои этой тайной войны. Вампиры!

Читать далее

Мнение: Песочный человек. Увертюра

Признаюсь, я часто задавал себе один вопрос, читая «Песочного Человека» Геймана: «Как так получилось, что Морфей, Вечный, могущественное создание, умудрился попасть в плен к людям, проведя в нем в итоге много лет?». Серьезно, разве это проблема для Повелителя Снов? Да, сам Гейман уклончиво объяснял это тем, что главный герой был крайне утомлен очень непростым делом, его силы были истощены и поэтому удалось связать его заклинанием. Тем интереснее было узнать, что же столь изматывающее выпало на долю Морфея. И спустя более чем десятилетие, вновь вернувшись во Вселенную «The Sandman», Нил подготовил ответ на этот вопрос. Но в «Увертюре» этот ответ – отнюдь не самое главное.

Читать далее

Мнение: Пробуждение

Мировой океан изучен нами меньше, чем космическая бездна. И космос, и океан не предназначены для того, чтобы человек чувствовал себя комфортно в их глубинах без дорогостоящего и сложного оборудования. Смертельная опасность и загадочность этих пространств в человеческом воображении испокон веков делали их отличным домом для чудовищ с древних карт, где места их обитания отмечалось надписью «Hic sunt dracones»; монстров, затем перекочевавших в фольклор, книги и фильмы, навечно занявших местечко по соседству с человеком. Вот почему истории и о космических «чужих» и о подводных «левиафанах» находят в массовой культуре, в принципе, одинаковое воплощение: в них фигурируют замкнутые техногенные пространства, чья тонкая перегородка отделяет персонажей от враждебной наружной среды, из которой вторгаются агрессивно настроенные существа. Клаустрофобия и жестокость – беспроигрышный вариант, и не важно, чем вызвана темнота в иллюминаторе, космическим вакуумом или морской бездной.

Читать далее

Мнение: Харлин

В какой-то момент Харли Квинн превратилась во всеобщую любимицу. Легко списать это на обаяние Марго Робби и успех мультсериала, но это только добавляет весомую частицу в копилку популярности персонажа. Харли очень органично смотрится в роли поехавшей подружки главного готэмского злодея, отвечая во многих комиксах за безбашенность и сумасшедшинку, обильно приправленные дерзким юмором, но не менее органична она и в роли жертвы. Возможно, главной жертвы мистера Джея, сломавшего и фактически уничтожившего подающего большие надежды доктора Харлин Квинзель с помощью самого сильного оружия – любви. И, как подозревают некоторые специалисты в психиатрии, стокгольмского синдрома. И вот это сочетание безумия и жертвенности отлично сыграло на популярность поехавшей клоунессы, предпочитающей молот или бейсбольную биту в качестве главного аргумента своей преданности мистеру Джею. Да что я говорю, просто возьмите комикс «Харлин» Степана Шейича, снимите с книги суперобложку и посмотрите на это забрызганное кровью лицо, на эти большие глаза с потекшей тушью, в которых читается стремление осознать необратимость содеянного – ну как такую не пожалеть и не полюбить?

Читать далее

Мнение: Hellblazer. Пламя проклятия

Ад не страшнее того, что происходит на Земле, а Рая, по ходу, вообще не существует. Джону Константину, магу с вечной сигаретой в зубах и набором заклинаний, среди которых превалирует многофункциональное «епта!», это известно как никому другому. В прошлом томе истории, после того, как его бросила Кит, идеальная «женщина всей жизни», и состоялась встреча с Королем Вампиров, Джон опустился на самое дно бытия, пару раз даже это дно пробил, в общем, достиг того уровня, на котором надо либо помирать, либо пытаться подняться вверх. Помирать Джону не с руки – после его проделок в Аду для Константина заготовлен целый парк веселых аттракционов с вечным абонементом. Остается только выбираться из тьмы и безнадеги. Что он вроде бы и сделал. Теперь его путь лежит в Нью-Йорк, «мегаполис мечты» для множества людей. Здесь можно бродить по Манхеттену, заглядывать в местные бары и заводить долгие, ни к чему не обязывающие беседы об отличии английского пива от американского, и о том, почему континентальный футбол никогда не приживется в США. Беда в том, что Джон так сильно наследил в мире магии, что его узнают даже на другом конце океана. И сделают так, чтобы его предыдущие мучительные приключения показались детским утренником.

Читать далее