Мнение: Трой Беринг и первый поход пионеров

Комикс «Пантеон» можно назвать культовым сразу по двум причинам. Первая – на момент выхода выпуска под номером «1» в 2012-м году годных, самобытных и затрагивающих непростые темы из сферы религии, социологии, истории и политики российских комиксов было, мягко говоря, мало, поэтому творение Филиппа Соседова привлекло внимание аудитории, вслед за чем последовали очень хорошие отзывы. Вторая – по разным причинам «Пантеон» превратился в воистину культовый долгострой. В 2016-м вышел сборник «Культ двуличия», включавший все шесть выпусков серии, затем последовали амбициозные анонсы, обещавшие расширить и дополнить мир Пантеона. Потом случалось разное (все обстоятельства изложены во вступительном слове издателя Александра Коротова), комиксы постоянно откладывались в долгий ящик, из щелей которого не часто, но все же брезжила надежда таки увидеть на бумаге какой-то из спин-оффов, сиквелов или приквелов. И вот, в 2021-м из печати наконец вышел «Трой Беринг и первый поход Пионеров», один из анонсированных когда-то давно комиксов. И тут же выясняется, что этот комикс – не канонический. Филипп «слился» с проекта, и издателю с автором текста Владимиром Максимушкиным пришлось восстанавливать и домысливать сюжетные замыслы и линии, собирая их по крупицам информации и обрывкам идей Соседова. Как-то так. На самом деле, каноничность комикса – дело десятое, вряд ли когда-то «режиссерская версия» увидит свет, так что лучше абстрагироваться от этой информации и перейти поскорее к сюжету.

Читать далее

Мнение: Кладоискатели

O tempora! O mores! Если раньше кладоискателями называли авантюристов, охотящихся за зарытыми кем-то до них сокровищами, нажитыми не всегда честным путем, то теперь это прозвище прицепилось к людям, которые хорошо освоили новый способ сбыта запрещенных веществ и превратились в нарко-сталкеров, выискивающих спрятанные закладчиками заначки по урбанистическим объектам. А наркотики, как всем умным людям хорошо известно – это зло, их употребление приводит к самым печальным последствиям. И часто к крайне болезненным и неприятным. Что мы можем наблюдать на страницах нового российского комикса «Кладоискатели» Роман Шевердина.

Читать далее

Мнение: Долохов

На вопрос «В каком литературном произведении фигурирует персонаж по фамилии Долохов?» более молодые читатели с большой вероятностью ответят «Конечно же, в книгах о Гарри Поттере!», а читатели постарше скажут «Эх, молодежь! Это же персонаж «Войны и Мира» Толстого!». И оба этих ответа будут правильными. Но сейчас есть повод оставить на время книжки про юного волшебника и сконцентрироваться на русской классике. Точнее, все же на русской истории. Почему? Потому, что «толстовский» Долохов – дворянин, гуляка, дамский угодник, картежник и заядлый дуэлянт, крайне неоднозначный и не самый положительный герой великого романа, — безусловно, вдохновил создателей нового российского комикса, выпущенного издательством «Белый Единорог». Но, если покопаться в первоисточниках, то можно заметить, что вдохновил их не столько сам персонаж, сколько его реальные прототипы, о которых хорошо известно исследователям творчества Льва Николаевича. Так, в книге Долохова зовут Федор Иванович (как и одного из прототипов, Федора Ивановича Толстого), в комиксе же он называет себя Александром Самойловичем, так же звали и г-на Фигнера, который во время Отечественной Войны 1812-года был командиром партизанского отряда, и это обстоятельство играет в сюжете значительную роль. Был еще один герой той войны по фамилии Дорохов. Обобщив истории и черты данных господ и их книжного «двойника», авторы и придумали своего собственного Долохова, рассказав занятную историю о его приключениях в эпоху наполеоновских войн.

Читать далее

Мнение: Связь

«Связь» Ольги Тамкович позиционируется как комикс или даже как графическая новелла, но с первых же страниц создается впечатление, что самый удачный вариант для воплощения авторских идей – это инсталляция. Представьте большой, белый зал какой-нибудь галереи, на стенах которой и по всему пространству развешены картины-страницы с тремя главными героинями этой истории. От картины к картине через зал тянется красная пряжа. Где-то тянется нить ровная, вплетаясь в орнамент-оберег, где-то, проведя по нити рукой, можно почувствовать жесткие узелки, есть и такие места, где нити перепутаны, сбиты в хаотичные колтуны… а где-то нить и вовсе обрывается, стелется по полу струйкой крови, потерявшей связь с другими нитями-венами, сплетенными уже где-то не здесь в узор древних родов-племен…И было бы идеально, если бы во время этой инсталляции зал заполняло многоголосье, в котором слышались бы сказки, рассказываемые бабушками на ночь внукам, обрядовые заклинания, молитвы и протяжные, как зимние ночи, песни, которыми коротали часы женщины, прядущие пряжу при свечах, эхо поучений о том, как нужно держать нить, как сделать так, чтобы пряжа была ровной и никогда не обрывалась. Вот, собственно, такой я увидел «Связь». Не столько даже историю или комикс, сколько притчу, рассказанную с помощью простых рисунков (которые зачастую выглядят как старые фотографии на бабушкином комоде, а потом в них замечаешь что-то от иконописи), белого стиха, и разумеется, красных нитей, связывающих все это.

Читать далее

Мнение: Часовня мертвых

Отличающийся какой-то особой живучестью жанр «славянского фэнтези» нашел весьма оригинальное, на мой взгляд, воплощение в комиксе «Часовня мертвых» (хорошее название для хоррора или страшной сказки из сборников Астафьева) сценаристов Дмитрия Степина и Александра Холопова и художника Антона Капралова. Эпоха татаро-монгольского ига, Древняя Русь… точнее, ее альтернативный аналог, в котором есть место и для неучтенных историками подвигов русских воителей, и для темной ворожбы. На поле брани в битве с ордой Хунбиш-хана со стороны «наших» остается один-единственный воин, князь Всеслав, готовый умереть в этой смертельной битве с честью и непобежденным. Но смерть – не то, на что он пока может рассчитывать. Хунбиш-хан владеет магией и забирает у всех своих поверженных противников головы, а безголовые тела превращает в солдат своей орды.

Читать далее

Мнение: Спасти цесаревича Алексея

Начну, пожалуй, вот с чего: в кругах любителей комиксов в нашей стране, особенно в пылу споров с хейтерами на тему «так для детей все же эти ваши комиксы или нет?», в качестве весомого аргумента часто звучат фамилии двух известных людей, которые являются ценителями и коллекционерами европейских графических романов. Один из этих людей – Алексей Алексеевич Венедиктов, главный редактор и совладелец радиостанции «Эхо Москвы», выполняющий схожие обязанности и в «Дилетанте», позиционирующемся как «познавательный исторический журнал для семейного чтения». Весомым подтверждением увлеченности г-на Венедиктова bande dessinée теперь служат не только слухи или какие-то высказывания, но и вполне конкретные действия, объединившие интерес Алексея Алексеевича с его просветительской «Дилетантской» деятельностью. Именно под лейблом журнала начала издаваться целая серия исторических комиксов, которую можно окрестить «Спасительной».

Читать далее

Мнение: Синтелла. Робот Холокост

Кому могла прийти в голову идея сделать терминатора Т-800 не в виде Арнольда Шварцнеггера, а в виде Памелы Андерсон? Наверняка создателям порно-пародий, охотно берущимся за улучшение любого блокбастера, половозрелым и озабоченным школьникам 90-х (ну, в моей школе уж точно) и Андрею Плотнику, придумавшего леди-киборга Синтеллу. Первый комикс об этой железной, но все же весьма сексуальной дамочке был явлен миру еще в 2019-м году, теперь же пришло время для продолжения истории, густо замешанной на трэшовой космофантастике, эстетике журнала «Heavy Metal», альтернативных комиксах типа «Тюремная яма» и наборах пластмассовых солдатиков-монстров из палаток «Союзпечати» от российских «кустарей», промышлявших лет так двадцать пять – тридцать назад. Ничего из этого вам не знакомо и не греет душу? Не волнуйтесь, в лучших традициях новых российских комиксов, авторы нашпиговали почти каждую страницу отсылками к более популярным, понятным и разлетевшимся на мемы зарубежным фильмам, играм и комиксам, конечно же. Если что, «Робот Холокост» — название киношки 1986-го года, которое кое-кто называет «любимым фильмом своего детства», вызывая закономерное удивление «ни фига у тебя тяжелое детство было, чувак».

Читать далее

Мнение: Сестра

На обложке – отсылка к «Американской готике» Гранта Вуда, под обложкой – комикс по мотивам песни группы «Каста». Сложив все это (вместе с другими визуальными отсылками в начале каждой из глав, например, к творчеству Рене Магритта, что должно привнести ощущение легкого сюра), можно сделать вывод не только о том, что российский комикс в принципе не может пока выбраться из стадии бесконечных оммажей на узнаваемые вещи и образы, но и о том, что рассказанная здесь история универсальна. Она затрагивает темы, которые будут понятны и в ростовских спальных районах, и на американском юге, и вообще где бы то ни было. Ведь через стадии взросления, потери, переоценки ценностей и выбора нам всем приходится пробираться по жизни, пусть это и не всегда приобретает те формы, которые проявляются в данной истории. Вот почему комикс «Сестра» обходится вообще без слов, если не считать строчек из хита классиков русского рэпа, использованных в качестве эпиграфов.

Читать далее

Мнение: Пятьдесят лет любви

Еще на стадии ознакомления с синопсисом этого комикса у меня в голове возникла пафосная и глубокомысленная подводка к нему, все по традиции русской школы рецензирования: типа Алексей Хромогин («Огни в лесу») имеет все шансы прослыть Александром Сокуровым в мире комиксов, потому что, как и прославленный режиссер, обращается в своих работах к знаковым историческим личностям, в тот или иной мере изменившим мир, и дает несколько отличную от официоза интерпретацию их биографии. Но после прочтения новой работы Алексея, созданной им в коллаборации с андеграундным гуру Виталием Терлецким («Роман, победитель ласточек») и, вероятно, самой известной отечественной комиксисткой на Западе да и на Родине Ольгой Лаврентьевой («Сурвило»),  надобность в подводке пропала – история «Пятьдесят лет любви» оказалась совсем не про Гитлера как историческую личность. Точнее, про Гитлера, но не того Гитлера.

Читать далее

Мнение: Грязный Рамирес

«Ты не можешь называть себя популярным, если про тебя не сделали комикс». Уверен, что когда-нибудь в уже недалеком будущем эта фраза станет истиной, а пока мы следим за работой энтузиастов, уверенно приближающих мечту к реальности. Не успели многие отойти от убойного «Паши Техника», а на горизонте уже замаячила новая коллаборация издательства Molot Hardcorp с очередным российским рэп-исполнителем. Причем издатели предпочитают работать не с гламурной элитой жанра, а планомерно выковыривают «звезд» из андеграунда, тех, о ком вы скорее всего никогда и не слышали, если не следите за баттлами и активностью мастеров читки на остросоциальные темы. Получается как бы двойной хайп, издательство продвигает свою продукцию среди фанатов очередного исполнителя, а тот пиарится в среде любителей комиксов. Разве кто-то скажет, что это плохо?

Читать далее