Мнение: Мир (Тома 1-4)

На обложке своего первого комикса американский супергерой Супермен поднимал на руках машину, чем приводил в изумление обычных граждан. На обложке своего первого комикса русский супергерой Мир поднимает целую планету, что выгодно его отличает на фоне конкурента и помогает набрать очки в, как минимум, идеологической войне. Потому что, согласно приказам этой самой войны, мы должны были быть первыми – в победах, в космосе, в работе. Правда, пропагандистская машина СССР предпочитала продвигать в массы образы реальных людей, чьи имена героическими символами разлетались по стране. Гагарин, Стаханов, Жуков, Зоя и Александр Космодемьянские, многочисленные пионеры-герои и их более старшие товарищи. Были, разумеется, и удачные попытки «придуманных» героев, взять того же Василия Теркина.

Читать далее

Мнение: Слава в активном поиске. Выпуск первый

Название «Слава в активном поиске» оказывается двусмысленным: вначале под этим подразумевается неуемное стремление главной героини наладить личную жизнь, а затем девушка, сама того не желая, оказывается в центре запутанной истории на месте частного детектива. Действие первого выпуска истории от Дениса Оптимисстера, Виву и Насти Кощевны начинается в излюбленном месте хипстеров, которые многим нашим авторам комиксов видятся главной целевой аудиторией – в кофейне (оно и понятно, не на заводах же им тусоваться), где кофе, пирожки и прочие греющие душу и тело изделия общепита вам подаст симпатичная Слава, девушка с розовыми волосами. Первые же страницы позволяют составить о ней полное представление – она симпатична, экспрессивна, и очень влюбчива, с чувством юмора. Наверное, если смотреть с позиции внезапно ставшего бывшим парня, брошенного ею по причине пробелов перед знаками препинания в сообщении из мессенджера (что, кстати, можно рассматривать как авторский мастер-класс для девушек по поиску поводов поскандалить и вынести мозги своим благоверным), она еще и «чуток» ненормальная. Но в обаянии и харизме ей не откажешь. Кажется очевидным, что ее образ и манеры навеяны создателям персонажа не только наблюдениями за хипстерами, но и прочтением разной «девичьей» манги и просмотром аниме.

Читать далее

Мнение: Собеседование

Порой нужно просто взять себя в руки, быстро проскочить стадию отрицания и принять тот факт, что ты что-то не понимаешь. Или понимаешь не до конца. Так случилось у меня с новым комиксом «Собеседование» Дмитрия Елецкого («Желтый ангел», «Застава»), его соавтора Ярослава Абрамова и художника Алексея Иванова. Комикс был выпущен в формате сингла в рамках импринта «Alpaca Originals», под лейблом которого московское издательство «Alpaca» печатает работы российских авторов. Это также одна из историй запланированной антологии «Из стекла и бетона», название которой намекает, что здесь будут рассматриваться истории из жизни мегаполисов и их обитателей. Таких, как безымянный герой этого комикса, действие которого происходит где-то в Америке в недалеком, но уже вполне заслужившем модные эпитеты типа «винтаж» и «ретро», прошлом. Некий мужчина (сложно понять, молод он или нет, настолько перед нами обычный, невзрачный и среднестатистический персонаж) готовится к главному – как мы понимаем по нервозным реакциям его организма – собеседованию в его жизни. Не спрашивайте, кто он, в какую компанию устраивается и почему это так важно, это данность истории. Герой собирается и садится на старомодный поезд, вызывающий одним своим видом приятное чувство ностальгии. Поезд пересекает пасторальные пейзажи, мужчина нервничает, смотрит на часы, проваливается в дремоту, их которой на свет вылезают воспоминания о детстве, когда он ходил с отцом в лавку мясника. Но вот поезд тормозит и останавливается где-то в поле, пассажиры выходят из вагонов, чтобы узнать причину остановки и видят…забегая вперед, видят они не особенно много, да и не должны были этого увидеть вообще, и мне сложно поверить, что машинист позволит себе остановить состав и открыть двери именно по этой причине. Но нам, читателям, «это» покажут не сразу, нужно пройти в напряженном, «опаздывающем» темпе путь героя до заветного офиса, проследить за тщательной процедурой собеседования и проверки здоровья, и только после выпуска экстренных новостей вернуться назад во времени, увидеть и понять, как персонаж в очках и со следами рвоты на рукаве связан с увиденным в поле.

Читать далее

Мнение: Новый Центурион. Лазурь. Глава вторая

В темном-темном городе, где никогда не светит солнце, люди с темными-темными душами проворачивают свои темные-темные делишки. Даже те, кто должен, согласно Уставу и Присяге, этим делишкам всячески препятствовать. Питер и его обитатели образца 2024-го года, по версии авторов этого комикса, действительно большую часть времени проводят в реальной и метафорической темноте – но даже когда что-то этот мрак и разгоняет, лучше не становится, ведь, к примеру, яркий лазоревый цвет в этой вселенной имеет лишь сильнейший наркотик «Лазурь», уничтожающий жизни героев как напрямую, так и на расстоянии. Речь идет о продолжении «Нового Центуриона» от студии «Wizart Comics», истории, объединившей эстетику «ментовских войн» с одного популярного телеканала, вечные вопросы об ограниченности законных методов борьбы с преступностью и драму об отношениях, в целом очень соответствующую реалиям девяностых, которые в нашей стране почему-то местами и не думают заканчиваться. И это тот комикс, про основные сюжетные линии которого лучше напомнить, потому что структура его и во второй части продолжает оставаться весьма сумбурной, запутывающей. Особенно в самом начале, когда авторы прибегают к приему «переведи часы назад», поворачивают сюжетные линии вспять и вызывают закономерный вопрос «Что происходит?».

Читать далее

Мнение: Редактор. Сигнальный экземпляр

И без того неоднократно оспоренное утверждение Борхеса о том, что мы всегда пересказываем всего четыре базовых сюжета (пусть и в многочисленных интерпретациях) получает мощнейший урон в самом начале комикса, о котором пойдет речь, и который как бы напоминает известному писателю: «Эй, уважаемый Хорхе Луис, вы кое-что забыли! А как же сюжет о спасении прекрасной принцессы?». Действительно, если покопаться в мировой литературе, то к данной теме авторы обращались куда как чаще, чем, например, к самоубийству Бога. Но, может быть, я ошибаюсь, и спасение бедных дев тоже вписывается в канонические борхесовские сюжеты. Разобраться мне в этом помог бы, к примеру, хороший редактор. Кстати, один такой на примете у меня есть, правда, он – выдуманный литературный персонаж. Точнее, герой комикса.

Читать далее

Мнение: Бэтмен. Мир

Тут могла быть шутка о том, что американские пенсионеры, накопив за свою жизнь достаточно сбережений, могут позволить себе отправиться путешествовать по странам мира. А Бэтмен в его-то 82 года запросто может считаться типичным американским пенсионером со сбережениями, так что его вояж по странам и континентам вполне понятен и оправдан. Хотя какие тут шутки, когда все серьезно и к очередному Дню Бэтмена DC Comics наглядно демонстрируют неоспоримо-глобальное значение своего главного супергероя в мировом масштабе. И речь не о тоннах китайского мерчендайза, кинофильмах, показываемых почти во всех уголках Земли, и даже не о комиксах – речь о символизме образа, о его вдохновляющем (если вы за справедливость обеими руками и хотите сделать мир лучше и безопаснее) или (если ваши помыслы преступны) пугающем воздействии. Бэтмен – часть глобальной системы культурных координат, когда-нибудь значение его символов, будь то проекция сигнала на облаках или очертания бэтаранга, будут изучать специалисты по семиотике, а пока американское издательство предоставило авторам и художникам из разных стран возможность высказаться на тему «Бэтмен и его место в современном мире».

Читать далее

Мнение: Трой Беринг и первый поход пионеров

Комикс «Пантеон» можно назвать культовым сразу по двум причинам. Первая – на момент выхода выпуска под номером «1» в 2012-м году годных, самобытных и затрагивающих непростые темы из сферы религии, социологии, истории и политики российских комиксов было, мягко говоря, мало, поэтому творение Филиппа Соседова привлекло внимание аудитории, вслед за чем последовали очень хорошие отзывы. Вторая – по разным причинам «Пантеон» превратился в воистину культовый долгострой. В 2016-м вышел сборник «Культ двуличия», включавший все шесть выпусков серии, затем последовали амбициозные анонсы, обещавшие расширить и дополнить мир Пантеона. Потом случалось разное (все обстоятельства изложены во вступительном слове издателя Александра Коротова), комиксы постоянно откладывались в долгий ящик, из щелей которого не часто, но все же брезжила надежда таки увидеть на бумаге какой-то из спин-оффов, сиквелов или приквелов. И вот, в 2021-м из печати наконец вышел «Трой Беринг и первый поход Пионеров», один из анонсированных когда-то давно комиксов. И тут же выясняется, что этот комикс – не канонический. Филипп «слился» с проекта, и издателю с автором текста Владимиром Максимушкиным пришлось восстанавливать и домысливать сюжетные замыслы и линии, собирая их по крупицам информации и обрывкам идей Соседова. Как-то так. На самом деле, каноничность комикса – дело десятое, вряд ли когда-то «режиссерская версия» увидит свет, так что лучше абстрагироваться от этой информации и перейти поскорее к сюжету.

Читать далее

Мнение: Кладоискатели

O tempora! O mores! Если раньше кладоискателями называли авантюристов, охотящихся за зарытыми кем-то до них сокровищами, нажитыми не всегда честным путем, то теперь это прозвище прицепилось к людям, которые хорошо освоили новый способ сбыта запрещенных веществ и превратились в нарко-сталкеров, выискивающих спрятанные закладчиками заначки по урбанистическим объектам. А наркотики, как всем умным людям хорошо известно – это зло, их употребление приводит к самым печальным последствиям. И часто к крайне болезненным и неприятным. Что мы можем наблюдать на страницах нового российского комикса «Кладоискатели» Роман Шевердина.

Читать далее

Мнение: Долохов

На вопрос «В каком литературном произведении фигурирует персонаж по фамилии Долохов?» более молодые читатели с большой вероятностью ответят «Конечно же, в книгах о Гарри Поттере!», а читатели постарше скажут «Эх, молодежь! Это же персонаж «Войны и Мира» Толстого!». И оба этих ответа будут правильными. Но сейчас есть повод оставить на время книжки про юного волшебника и сконцентрироваться на русской классике. Точнее, все же на русской истории. Почему? Потому, что «толстовский» Долохов – дворянин, гуляка, дамский угодник, картежник и заядлый дуэлянт, крайне неоднозначный и не самый положительный герой великого романа, — безусловно, вдохновил создателей нового российского комикса, выпущенного издательством «Белый Единорог». Но, если покопаться в первоисточниках, то можно заметить, что вдохновил их не столько сам персонаж, сколько его реальные прототипы, о которых хорошо известно исследователям творчества Льва Николаевича. Так, в книге Долохова зовут Федор Иванович (как и одного из прототипов, Федора Ивановича Толстого), в комиксе же он называет себя Александром Самойловичем, так же звали и г-на Фигнера, который во время Отечественной Войны 1812-года был командиром партизанского отряда, и это обстоятельство играет в сюжете значительную роль. Был еще один герой той войны по фамилии Дорохов. Обобщив истории и черты данных господ и их книжного «двойника», авторы и придумали своего собственного Долохова, рассказав занятную историю о его приключениях в эпоху наполеоновских войн.

Читать далее

Мнение: Связь

«Связь» Ольги Тамкович позиционируется как комикс или даже как графическая новелла, но с первых же страниц создается впечатление, что самый удачный вариант для воплощения авторских идей – это инсталляция. Представьте большой, белый зал какой-нибудь галереи, на стенах которой и по всему пространству развешены картины-страницы с тремя главными героинями этой истории. От картины к картине через зал тянется красная пряжа. Где-то тянется нить ровная, вплетаясь в орнамент-оберег, где-то, проведя по нити рукой, можно почувствовать жесткие узелки, есть и такие места, где нити перепутаны, сбиты в хаотичные колтуны… а где-то нить и вовсе обрывается, стелется по полу струйкой крови, потерявшей связь с другими нитями-венами, сплетенными уже где-то не здесь в узор древних родов-племен…И было бы идеально, если бы во время этой инсталляции зал заполняло многоголосье, в котором слышались бы сказки, рассказываемые бабушками на ночь внукам, обрядовые заклинания, молитвы и протяжные, как зимние ночи, песни, которыми коротали часы женщины, прядущие пряжу при свечах, эхо поучений о том, как нужно держать нить, как сделать так, чтобы пряжа была ровной и никогда не обрывалась. Вот, собственно, такой я увидел «Связь». Не столько даже историю или комикс, сколько притчу, рассказанную с помощью простых рисунков (которые зачастую выглядят как старые фотографии на бабушкином комоде, а потом в них замечаешь что-то от иконописи), белого стиха, и разумеется, красных нитей, связывающих все это.

Читать далее