Мнение: Бэтмен. Белый рыцарь представляет: Харли Квинн

Тяжело быть матерью-одиночкой, но Харли Квинн потихоньку справляется, хотя и не скажешь, что это ей очень нравится. Несколько лет назад она поставила точку в истории Белого Рыцаря Джека Напьера и теперь тихо и, внезапно, мирно живёт с двумя детьми и двумя гиенами. Гиен, создаётся впечатление, она любит и понимает чуточку больше. Что делать бывшей преступнице-клоунессе, когда-то наводившей шороху на готэмских улочках, а теперь превратившейся во вполне себе даму категории «milf»? Вспоминать и размышлять. О первой встрече с одним любимым мужчиной (состоявшейся тогда, когда ещё не Харли, а Харлин, будучи студенткой, крутилась как могла, зарабатывая себе на жизнь танцами в мафиозном клубе), о том, что второй мужчина, тронувший её сердечко, сидит в тюрьме. О Джеке и Джокере, о том, что без участия Харли, возможно, второй не стал доминировать над первым в борьбе за разум Напьера. Вслед за этими размышлениями в голову Харли, вместе с выползающей из почтового ящика бесконечной лентой уведомлений о «последнем предупреждении» от арендодателей и о неоплаченных счетах и кредитах, лезут стандартные мысли о том, что она, наверное, плохая мать, жизнь не удалась и всё такое, здравствуй хандра, взращённая послеродовой депрессией и неустроенным бытом. Спасти от этого может только визит старого друга из ГТО (Готэмской Террористической Оппозиции, агентом которой Харли числится), который сообщает, что Готэму нужна помощь Квинн. Потому, что она знаменитый психолог и свидетель всякого-разного, а в городе как раз случились преступления, вроде как связанные с прошлым Харли, Бэтмена и Джека Напьера. Почувствовали, как повеяло классическими штампами про давно отошедшего от дел агента особых служб, в помощи которого его коллеги остро нуждаются теперь, когда происходит что-то непонятное? Именно так начинается эта история.

Читать далее

Мнение: Бэтмен. Проклятие Белого Рыцаря

Готэм интересен тем, что в нем не бывает периодов спокойствия. Случаются периоды откровенной войны и моменты шаткого мира, наступают дни, когда торжествуют безумцы или герои в плащах берут все в свои руки. Но бывают периоды, экстраординарные даже по меркам Готэма. Летописцем одного из них стал художник Шон Мерфи, примеривший на себя заодно и роль рассказчика. В его истории случилось и вовсе невероятное: Джокер стал нормальным. Точнее, Джокер так и остался отмороженным клоуном, просто вместо него на свет появился Джек Напьер, другая личность, уживавшаяся с маниакальным безумцем в одном теле. Все это произошло благодаря медикаментозному лечению и, не в последнюю очередь, кулакам Бэтмена. И этот Напьер, импозантный, симпатичный, умный мужчина, сумел понравиться большинству жителей города. Он уверенно говорил и блистал харизмой белого рыцаря, обзавелся любимой и любящей женщиной и пошел в большую политику, выбрав в качестве основной повестки борьбу с городскими элитами и психом в костюме летучей мыши, который по ночам терроризирует простых граждан. Казалось, что появился тот, кто сможет изменить Готэм. Кончилось – и далее будет спойлер, вдруг вы еще не читали «Белого рыцаря» — все предсказуемо, на улицы выплеснулось недовольство, грозившее перерасти в гражданскую войну, а люди, мало заинтересованные в смене власти, сделали все, что Джокер, такой страшный, но привычный и даже отчасти родной, вернулся. Теперь он снова сидит в Аркхеме, но Джек Напьер оставил после себе мину замедленного действия – т.н. Инициативу имени себя самого, которая способна неслабо сдетонировать в раскаленной атмосфере города.

Читать далее

Мнение: Пробуждение

Мировой океан изучен нами меньше, чем космическая бездна. И космос, и океан не предназначены для того, чтобы человек чувствовал себя комфортно в их глубинах без дорогостоящего и сложного оборудования. Смертельная опасность и загадочность этих пространств в человеческом воображении испокон веков делали их отличным домом для чудовищ с древних карт, где места их обитания отмечалось надписью «Hic sunt dracones»; монстров, затем перекочевавших в фольклор, книги и фильмы, навечно занявших местечко по соседству с человеком. Вот почему истории и о космических «чужих» и о подводных «левиафанах» находят в массовой культуре, в принципе, одинаковое воплощение: в них фигурируют замкнутые техногенные пространства, чья тонкая перегородка отделяет персонажей от враждебной наружной среды, из которой вторгаются агрессивно настроенные существа. Клаустрофобия и жестокость – беспроигрышный вариант, и не важно, чем вызвана темнота в иллюминаторе, космическим вакуумом или морской бездной.

Читать далее

Мнение: Бэтмен. Белый рыцарь

1 (2).jpg

Джокер и Бэтмен. Заклятые враги, которые на самом деле не могут жить друг без друга. Они как инь-ян вселенной DC или как две стороны одной старой, потёртой, но всё также случайным образом решающей судьбы людей монетки. Двуликому такой бы образ определённо понравился и он бы даже его прокомментировал, не достанься ему в этой истории бессловесная и эпизодическая роль. Но что будет, если однажды это мрачное равновесие чёрного и белого цветов нарушится? Что произойдёт, если безумец и одержимый вдруг поменяются ролями? Читать далее

Мнение: Джессика Джонс: «Элиас». Том третий

1 (5).jpg

В своё время идея показать в роли супергероя простого человека с соседнего двора, обременённого кучей житейских проблем, обернулась огромным успехом для Стэна Ли и Стива Дитко, примеривших костюм Человека-Паука на «ботаника» Питера Паркера. Не исключено, что и от этой идеи отталкивался спустя десятилетия Брайан Майкл Бэндис, берясь за написание историй про Джессику Джонс, но «дух времени» и потребности публики, разглядевшей-таки в комиксах «взрослый потенциал», привел к тому, что у выдающегося сценариста всё вышло по-другому, по MAXимуму. Читать далее