Мнение: Бэтмен. Проклятие Белого Рыцаря

Готэм интересен тем, что в нем не бывает периодов спокойствия. Случаются периоды откровенной войны и моменты шаткого мира, наступают дни, когда торжествуют безумцы или герои в плащах берут все в свои руки. Но бывают периоды, экстраординарные даже по меркам Готэма. Летописцем одного из них стал художник Шон Мерфи, примеривший на себя заодно и роль рассказчика. В его истории случилось и вовсе невероятное: Джокер стал нормальным. Точнее, Джокер так и остался отмороженным клоуном, просто вместо него на свет появился Джек Напьер, другая личность, уживавшаяся с маниакальным безумцем в одном теле. Все это произошло благодаря медикаментозному лечению и, не в последнюю очередь, кулакам Бэтмена. И этот Напьер, импозантный, симпатичный, умный мужчина, сумел понравиться большинству жителей города. Он уверенно говорил и блистал харизмой белого рыцаря, обзавелся любимой и любящей женщиной и пошел в большую политику, выбрав в качестве основной повестки борьбу с городскими элитами и психом в костюме летучей мыши, который по ночам терроризирует простых граждан. Казалось, что появился тот, кто сможет изменить Готэм. Кончилось – и далее будет спойлер, вдруг вы еще не читали «Белого рыцаря» — все предсказуемо, на улицы выплеснулось недовольство, грозившее перерасти в гражданскую войну, а люди, мало заинтересованные в смене власти, сделали все, что Джокер, такой страшный, но привычный и даже отчасти родной, вернулся. Теперь он снова сидит в Аркхеме, но Джек Напьер оставил после себе мину замедленного действия – т.н. Инициативу имени себя самого, которая способна неслабо сдетонировать в раскаленной атмосфере города.

Читать далее

Мнение: Пробуждение

Мировой океан изучен нами меньше, чем космическая бездна. И космос, и океан не предназначены для того, чтобы человек чувствовал себя комфортно в их глубинах без дорогостоящего и сложного оборудования. Смертельная опасность и загадочность этих пространств в человеческом воображении испокон веков делали их отличным домом для чудовищ с древних карт, где места их обитания отмечалось надписью «Hic sunt dracones»; монстров, затем перекочевавших в фольклор, книги и фильмы, навечно занявших местечко по соседству с человеком. Вот почему истории и о космических «чужих» и о подводных «левиафанах» находят в массовой культуре, в принципе, одинаковое воплощение: в них фигурируют замкнутые техногенные пространства, чья тонкая перегородка отделяет персонажей от враждебной наружной среды, из которой вторгаются агрессивно настроенные существа. Клаустрофобия и жестокость – беспроигрышный вариант, и не важно, чем вызвана темнота в иллюминаторе, космическим вакуумом или морской бездной.

Читать далее

Мнение: Бэтмен. Белый рыцарь

1 (2).jpg

Джокер и Бэтмен. Заклятые враги, которые на самом деле не могут жить друг без друга. Они как инь-ян вселенной DC или как две стороны одной старой, потёртой, но всё также случайным образом решающей судьбы людей монетки. Двуликому такой бы образ определённо понравился и он бы даже его прокомментировал, не достанься ему в этой истории бессловесная и эпизодическая роль. Но что будет, если однажды это мрачное равновесие чёрного и белого цветов нарушится? Что произойдёт, если безумец и одержимый вдруг поменяются ролями? Читать далее

Мнение: Джессика Джонс: «Элиас». Том третий

1 (5).jpg

В своё время идея показать в роли супергероя простого человека с соседнего двора, обременённого кучей житейских проблем, обернулась огромным успехом для Стэна Ли и Стива Дитко, примеривших костюм Человека-Паука на «ботаника» Питера Паркера. Не исключено, что и от этой идеи отталкивался спустя десятилетия Брайан Майкл Бэндис, берясь за написание историй про Джессику Джонс, но «дух времени» и потребности публики, разглядевшей-таки в комиксах «взрослый потенциал», привел к тому, что у выдающегося сценариста всё вышло по-другому, по MAXимуму. Читать далее