Мнение: Красный Колпак и Изгои. Книга вторая

Бывший Робин, восставший из могилы. Попавшая в немилость Не-Чудо-Женщина. Очередная неудачная копия Человека из Стали. Из того, как сценарист Скотт Лобделл представляет вверенных ему персонажей, складывается впечатление, что эти ребята далеко не из «первого эшелона». Может быть, из второго, но и тут многие супергерои, заполонившие Готэм и окрестности, попросили бы их подвинуться. Но вам, уважаемые читатели, совершенно точно не стоит терзать себя вопросом «Ну и зачем мне читать комикс про «сбитых лётчиков?!», хотя бы потому, что тот же Лобделл смог поднять историю про троицу Изгоев на очень высокий уровень, выдав насыщенный приключениями экшен, скроенный из хорошо зарекомендовавших себя элементов: самоиронии, взрывов, погонь и шкального огня «по-македонски», сюжетных твистов, и, как ни парадоксально, семейной мелодрамы. Уж поверьте, на тему Семьи герои загоняются здесь не меньше, чем Доминик Торетто. Это объяснимо тем, что некое подобие ячейки общества Джейсон Тодд, Артемида и Бизарро обрели уже в сознательном возрасте (ладно, Бизарро на самом деле свежий клон Супермена, но в его голову заложена память об основных событиях в жизни Кларка Кента), пройдя через лишения и потери, поэтому в этот свой последний шанс обрести счастье в компании самых близких людей они цепляются всеми шестью руками на троих.

Читать далее

Мнение: Единственный конец злодейки — смерть. Том первый

Раньше многие девочки мечтали стать принцессами. Со всеми соответствующими атрибутами в виде роскошных платьев, дворцов и прекрасного принца на белом коне. В эпоху тотального Интернета и продвинутых технологий в девушкины грёзы прочно проникли новые развлечения вроде онлайн-игр, где можно создавать своего персонажа и, фактически, проживать через него иную, более интересную жизнь. Если исходить из этого, то получается, что главная героиня манхвы «Единственный конец злодейки — смерть» выбила комбо удачи: она одновременно попала в мегапопулярный симулятор свиданий и стала принцессой. И всё это по-настоящему. Но на этом везение можно считать оконченным, потому что «играть» ей предстоит за злодейку, ненавидимую всеми остальными персонажами, которая при любом раскладе умирает.

Читать далее

Мнение: Beck. Книга третья

Ещё недавно Юкио «Коюки» Танаке его жизнь казалась воплощением скуки с полным отсутствием перспектив. Теперь он играет на гитаре (неплохо, но есть, чему учиться) и поёт (так, что слушатели стоят, разинув рты) в инди-рок группе «Beck», собранной недавно вернувшимся из Америки Рюскэ. Концерты, репетиции, дэмки и даже дебютный альбом… скукой уже и не пахнет, правда, от этого жизнь проще и понятнее не становится. Коюки должен совмещать музыку и занятия в школе, а «треньканье» на гитаре не очень хорошо влияет на успеваемость, так что оценки в табели становятся всё ниже, а вот класс игры да, растёт. Также парень мечтает о новом инструменте, но даже б/у «Fender Telecaster», манящий из витрины барахолки, ему не по карману. Приходится вкалывать в местной забегаловке, моя посуду и готовя димсаны и роллы, попутно выслушивания понукания и претензии от вечно недовольного босса.

Читать далее

Мнение: Бессмертный Халк. Том первый

Однажды Брюс Баннер попросил своего очень меткого друга… убить его. И смерть Брюса/Халка стала одним из важнейших событий Второй Гражданской Войны. Но правило, гласящее, что «во вселенной Marvel никто не умирает окончательно, кроме дяди Бэна», исправно работает и в случае с зелёным великаном, поэтому проходит совсем немного времени после похорон, а заголовки газет уже пестрят кликбейтными фразами «Халк вернулся?». Правда, газеты эти издаются в американском захолустье, потому что Брюс Баннер решительно не хочет афишировать свое воскрешение и скрывается в глубинке, перебиваясь случайными подачками и иногда воруя одежду. В основном, штаны. Потому что у штанов и Халка очень долгая и запутанная, трагическая (для штанов) история взаимоотношений. И в этом предмете одежды Брюс нуждается особенно часто потому, что Халк теперь «просыпается» не только в приступе ярости. Отныне у человека и у монстра, вынужденных сосуществовать вместе, чётко поделено время: Брюс – это «создание дня», Халк – «создание ночи».

Читать далее

Мнение: Незабудка

Пожалуй, это самое неоднозначное произведение Кэндзи Цуруты, как минимум, из тех, что были изданы на русском. Расписываясь в любви к Венеции, хиппующим девушкам, как две капли воды похожим на прославившую его Эманон, и к котикам, мангака предлагает читателям вроде бы детективную историю, замешанную на традициях европейского авантюрного романа, где и преступники, и сыщики отличались благородством и тонким вкусом, позволявшим им разбираться в искусстве. Но, немного поковырявшись во всём этом, Цурута словно делает вывод (вполне закономерный) о том, что «ну не моё это!» и отпускает историю на самотёк, превращая её даже не в фарс, а в какое-то «ни то, ни сё». Но давайте по порядку.

Читать далее

Мнение: Лига Справедливости. Книга вторая

Психологи утверждают, что о характере человека многое может рассказать убранство его комнаты. Скотт Снайдер прибегает к этому приёму психологического анализа в одной из глав «Лиги Справедливости», чтобы описать своих персонажей, самых известных земных супергероев. Заглянем же во внутренние интерьеры Зала Справедливости: в своих покоях Чудо-Женщина Диана возводит колонны, напоминающие ей о древнегреческих храмах. В открытой и светлой комнате Супермена всё аккуратно и минималистично. Убежище Бэтмена замуровано как банковский сейф, на двери надпись «Не входить», и это не просьба. Каморка Зелёного Фонаря Джона Стюарта обставлена с аскетичностью, свойственной военным, которые в любой момент могут получить новый приказ и покинуть это место. Пространство Флэша похоже на лабораторию, и это потому, что Барри может смотаться в любое место, где захочет отдохнуть, за сотые доли секунды. Комната Дж’онна, Марсианского Охотника, пуста, но он с помощью своих способностей может превратить её в любое место, которое только представит воображение. Как видите, все жильцы очень разные, но именно это и делает их такими эффективными, когда дело в очередной раз касается спасения Земли. Галактики. Вселенной. Метевселенной. Омни-вселенной. Именно в таких категориях мыслит Скотт Снайдер (при активной поддержке Джеймса Тайниона IV) в рамках «Лиги Справедливости».

Читать далее

Мнение: Хронозис

В романе Виктора Пелевина «Generation П» главный герой в поисках пресловутой русской идеи обращался за советом даже к духу Достоевского. Ответ классика его не впечатлил: «оставшиеся на бумаге кривые загогулины тоже не годились заказчику, хотя, конечно, можно было тешить себя мыслью, что искомая идея настолько трансцендентна, что это единственный способ как-то зафиксировать её на бумаге». К чему я это вспомнил? Дело в том, что однажды несколько человек – философ Реза Негарестани, художник и исследователь комиксов Кит Тилфорд, издатель и переводчик Робин Маккей – задумали выразить гораздо более трансцендентную «вещь», над описанием и осознанием которой бьются мыслители на протяжении всей человеческой истории. Время. И, чего уж скрывать, в своей работе «Хронозис» они часто используют тот же приём материального воплощения искомого образа, что и Фёдор Михайлович. С той лишь разницей, что во вселенной «Хронозиза» «загогулины» бурлящего Космоса насыщены яркими, неземными цветами, и, словно тест Роршаха, вырывают из подсознания читателя многое: снимки телескопа Хаббла, галлюцинации, нейронные сети, советские психоделические мультфильмы, основанные на рассказах классиков научной фантастики, и, конечно же, комиксы, огромный их пласт, берущий свои истоки в Золотом Веке, когда смелые визионеры типа Стива Дитко и Джека Кирби создавали целые мультивселенные. Сотворённые вечным демиургом молниеносно проживающие свои жизни люди сами становились демиургами. Вечный сюжет замкнулся.

Читать далее

Мнение: One-Punch Man. Книги двадцать третья и двадцать четвёртая

Феномен «One-Punch Man» заключается в том, что и к 12-му тому (включающему 23-ю и 24-ю оригинальные книги) этой манги про неё всё ещё хочется говорить. Но говорить-то особо и не о чем. Потому, что происходит в этих книгах всё тоже самое, что читатели наблюдали на протяжении долгой череды предыдущих томов, а именно: лучшие бойцы Ассоциации Героев сражаются с монстрами из Ассоциации Чудовищ, всё глубже погружаясь в бездонное подземелье, приютившее злодеев под обычным японским городком. Чудовища похитили Капризулю, избалованного сына высокопоставленного чиновника, отец назначил спецоперацию по спасению и отправил в подземелье, помимо супергероев, ещё и отряд наёмников, людей, которые обычно плюют на принципы и мораль, а, значит, могут показать более высокий результат, чем квалифицированные самураи, киборги, спортсменки, поп-идолы и обладающие жутким аппетитом люди и не очень. В это время другие герои сталкиваются с монстрами, авторы приоткрывают завесу тайны над планами лидеров злодейской ассоциации по мировому господству, все основные персонажи разбредаются по парам или по группам и находятся в процессе безостановочного боя, в исполнении Юскэ Мураты то приобретающего черты локальной драки, в процессе которой проигравшие забрызгивают пространство вокруг кровью и внутренностями, то разрастающегося до вселенских масштабов, когда на кон ставится будущее Земли. В принципе, всё. Но попробую рассказать об этом всё же поподробнее.

Читать далее

Мнение: Бэтмен и сын

К 2006-му году (именно тогда Грант Моррисон начал свой ран на «Бэтмене», предварительно побывав в подсознании Тёмного Рыцаря в истории «Лечебница Аркхем. Дом скорби на скорбной земле») в Готэме практически не осталось известных злодеев. Последним пал Джокер (как нас попытаются убедить), остальные известные фрики сдались раньше. Правда, успешный результат стоил Брюсу Уэйну очень дорого: предыдущие авторы комиксов охотно накидывали ему проблем, потерь и бед, отчего в определённый момент он не выдержал и сломался. И пока оставшиеся преступники рангом поменьше осторожно высовывали носы из укрытий, проверяя, стало ли хоть чуть-чуть безопаснее (за этим делом их, впрочем, тут же застигали Робин или Найтвинг), Брюс сначала оказался в пустыне, где его настигли мистические встречи, а потом перенёсся на Тибет, где монахи Нанда-Парбата (видимо, имеется в виду Нангапарбат, гора, занимающая девятое место в мире среди вершин-восьмитысячников) практикуют ритуал тогал. Испытуемый должен просидеть в пещере, в полной темноте и сенсорной депривации, семь суток для того, чтобы «умереть и воскреснуть заново», обновиться. Образно говоря. Вообще практика тогал предполагает, что человек проходит сквозь т.н. четыре видения, совершая прыжок через уровни и достигая относительно лёгким способом растворения кармического видения. Чтобы это не значило. Относительно же комикса просто держите в голове информацию о «видениях», это может многое объяснить в истории Моррисона. Или запутать ещё больше.

Читать далее

Мнение: One Piece. Том десятый: Яростный демон Вайпер

Бог, держащий в страхе паству свою – явление, как известно из истории религий, в общем-то, нормальное. Иногда ещё можно припугнуть в профилактических целях особо непослушных громом с неба или «казнями египетскими», большинство людей будет только «за». Для этого даже не нужно снисходить к людям, воплощаясь в простого смертного, или как-то иначе обозначать свое присутствие, вера всё сделает сама. Но на Скайпии, ангельском острове, парящем в небесах, бог очень даже реален и его можно не только увидеть и потрогать, но и… поколотить. Если получится. Потому что это всё-таки бог и у него есть все необходимые атрибуты власти – мегасила, выраженная в способности генерировать убийственные молнии (на самом деле это результат поедания дьявольского плода, хотя тут даже в названии наблюдается явное теологическое противоречие), девайс в виде трезубца и раздутое до бесконечности эго. А ещё ненависть к Скайпии, которую бог Энель решил уничтожить, обрушив на землю. То есть, закончить карьеру демиурга в этом месте по правилам жанра, страшным судом и апокалипсисом. Одного не учёл Энель, обладающий даром предвидения – членов команды «Гоинг Мерри», которых занесло сюда в поисках несметных сокровищ.

Читать далее