Мнение: Дочь реки

Если «Негалиод», предыдущий комикс от издательства «Манн, Иванов и Фербер», вызывал стойкие ассоциации с творчеством гениального Мебиуса, то новая книга «МИФа», «Дочь реки» южноафриканцев Дэниела и Джеймса Кларков, заставляет вспомнить о мультфильмах гениального сказочника Хаяо Миядзаки. Да, вот так, ни много, ни мало. Влияние великого японца нетрудно заметить в графической части комикса, которая вполне себе кинематографична и способна «ожить» при активном участии вашего воображения. Рисунок здесь очень яркий (что обусловлено экзотической составляющей сюжета, об этом ниже), глубокий и динамичный, полон деталей, внутри кадра отлично передана игра красок, света и тени, что придает ощутимый объем. Но не только визуал здесь узнаваемо «миядзаковский» — сама история вполне подошла бы студии «Ghibli», ведь в ней затрагиваются основные темы, нашедшие свое воплощение в таких шедеврах, как «Навсикая», «Унесенные призраками» и «Принцесса Мононоке» (как мне кажется, ее влияние здесь наиболее ощутимо). Связь человека с его прошлым, конфликт истории и современности, ответственность людей перед природой, экологические проблемы, стремление к гармоничному сосуществованию и неоднозначная роль прогресса, который, разумеется, несет пользу, но, как известно, не всегда и уж точно не всем. Заметна здесь и еще одна значимая черта работ Хаяо – здесь фактически нет откровенно «плохих» персонажей, у каждого есть своя правда и своя мотивация. Из-за чего, как и в жизни, все просто, по шаблону, разрешить не удастся.

Читать далее

Мнение: Трансметрополитен. Книга третья

Спайдер Иерусалим не просто журналист. Он – Голос Города, который, совсем как лирический герой одной старой песни, проклинал тысячу раз, но не может покинуть. И это не Голос с голубого экрана, не поставленная речь диктора или политика в дорогом костюме и с дежурной улыбкой. Это пропитой, прокуренный Голос, доносящийся со дна. Обладатель этого Голоса, возможно, засадился наркотиками по самое нельзя, перекусил в уличной тошниловке бургером с ящерицей (и то это можно назвать везением) и теперь топает домой, в тесную хибару, надеясь, что дойдет туда хотя бы целым, не то что невредимым. У этого Голоса интонации, вызывающие панику на генетическом уровне – так запускается бешеный калейдоскоп из воспоминаний о всей прожитой жизни, когда в темном переулке вы слышите за спиной сиплое «Слышь, эй, ты!». Но при всех этих раскладах это Голос неприглядной, но правды. Сначала, только вернувшись в Город после пятилетнего отсутствия, Спайдер активно освещал дела «меньшинств» (а их тут завались, можно даже инопланетянином заделаться), рассказывал в нигилистической манере гонзо-репортажа об униженных и оскорбленных, размахивал средним пальцем перед силовиками. Потом решил попинать ногами людей посерьезнее, благо, в стране как раз началась президентская гонка, самое популярное шоу в мире. Быстро разобравшись в главных кандидатах, Иерусалим понял, что один из них – «обычный» фашист, кумир брутальных и вечно обиженных «мужиков» с рабочих окраин. А второй… он вроде всегда улыбается, говорит правильные вещи и выглядит почти идеальным. Но Спайдера не проведешь. Хотя кое-кто очень попытался это сделать и теперь кандидат, против которого строптивый журналюга ополчился, был избран президентом. Что это значит? Это значит, что для Иерусалима должны наступить интересные времена (из того самого восточного проклятия). И, кстати, они уже наступили, добро пожаловать.

Читать далее

Мнение: Негалиод

В придуманной Венсаном Перрио реальности «Негалиода» нашли отражение темы и проблемы, актуальные в современном мире: негативное влияние людей на экологию, социальное расслоение, контроль жизненно важных ресурсов представителями избранных классов и зависимость от компьютерных технологий, которых запросто могут привести человечество в новую Матрицу. Об этом начинаешь размышлять в процессе чтения, но сначала внимание читателя будет приковано только к одной немаловажной составляющей данного графического романа – к динозаврам! Они представлены здесь во всем многообразии видов, выполняют роль домашнего скота, а некоторые из них еще и разумные, умеют общаться с людьми. Знаю несколько человек, которым этого бы точно хватило, чтобы назвать «Негалиод» шедевром на все времена.

Читать далее

Мнение: Рассвет близок и другие истории, нарисованные Уоллесом Вудом

Второй том из серии «Библиотека EC Comics» знакомит российских читателей с работами выдающего художника Уоллеса Вуда, мастера триллеров и ужастиков. Поэтому нас тут поджидает вроде как стандартный набор персонажей из палповых страшилок середины прошлого века: тут и человек, подозревающий, что превращается по ночам в оборотня (что позволяет авторам зайти еще и на территорию доктора Джекила и мистера Хайда), и вампиры поневоле, и живые трупы, доводящие до безумия смотрителя морга, и родовые проклятья, и авантюристы, готовые убить за солидный куш в виде огромного наследства, и сумасшедшие ученые, грезящие в горячечном бреду о создании «новой жизни» и проводящие мучительные опыты на бедолагах, и прочие маньяки с призраками. Соответственно, антураж у этих историй подходящий и также вполне классический – подвалы роскошных особняков, закулисье цирка и заброшенные парки аттракционов, населенные злыми и фанатичными аборигенами джунгли, склепы с гробами и темные, безлюдные дороги, на которых так просто повернуть «не туда». Кажется, что это типичные байки из склепа. Кстати, многие из представленных историй как раз и выходили в данной культовой серии, так что если вы соскучились по Хранителю этого самого склепа, то вас порадует встреча со старым приятелем. Но вскоре выясняется, что саспенс и избитые приемы со скримерами и монстрами – это такой авторский стиль привлечения читателей. На самом деле мистическая, потусторонняя составляющая доминирует в работах Вуда не так уж и часто, как правило, в рассказах случается хитрый твист, превращающий хоррор в детектив, обличающий людскую алчность, порочность и жадность. И уже не так очевидно, что же вызывает больший испуг: сказочные чудовища или ослепленные деньгами и желаниями люди, готовые на все.

Читать далее

Мнение: Эмма Г. Уайлдфорд

Двадцатые годы прошлого века. Англия. Во всем чувствуется чопорная атмосфера викторианской эпохи, но в воздухе витают и новые веяния, на которые, как нам показывают, быстрее реагируют женщины, нежели мужчины. Вот, к примеру, главная героиня этой графической истории Эмма Г. Уайлдфорд – для своего времени ее поведение можно назвать и прогрессивным, и вызывающим, смотря с какой точки зрения посмотреть. Эмма дочь аристократа, живет без особых забот, имеет хорошее воспитание, поэтому кажется, что все в ее жизни должно быть подчинено неукоснительному исполнению законов привилегированного общества. Но истинной аристократкой, частью высшего света выглядит все же ее старшая сестра, готовая смиренно молчать и исправно рожать детей своему мужу-банкиру, наводящему на Эмму скуку наравне с презрением. Эмма же выбрала для себя стезю поэтессы, что вызывает у многих вопросы. В этом разумеется, нет ничего предосудительного, ведь английская публика уже зачитывается детективами Агаты Кристи (как и отец главной героини), и ничего, что та женщина. Просто поэзия Эммы… весьма провокационна. Придерживаясь канонов классицизма, она порой вторгается в интимные, глубоко личные пространства, нисколько не стесняясь телесности (загораясь и такими новыми веяниями, как нудизм, из-за чего комиксу прилетает ограничение 16+), исследуя ее гармонию с душевными проявлениями. А еще Эмма романтична, как и многие барышни тех лет, поэтому неудивительно, что ее первой любовью стал Роалд, юноша из семьи, члены которой с крайне переменными успехами посвятили свои жизни путешествиям. Жених тоже отправился в экспедицию на север Финляндии, но спустя год от него нет ни одной весточки. Только стоит на полке нераспечатанным его последнее письмо с пометкой «Для Эммы Г.», и кажется этой самой Эмме, что там написано что-то очень важное, что-то о чувствах, о связях, которые соединят влюбленных на всю жизнь.

Читать далее

Мнение: Американский вампир. Омнибус. Книга четвертая

«Нулевой пациент» и «Космос». Вот что действительно на слуху в последнее время на нашей планете, с которой, полное ощущение, миллиардеры стремятся свалить куда подальше в эпоху пандемии. Как и странно, это также и ключевые понятия четвертого, финального омнибуса «Американского вампира» Скотта Снайдера и Рафаэля Альбукерке, включающего в себя седьмой и восьмой тома серии. На дворе 1965-й год. Русские недавно запустили на орбиту Земли первого космонавта, после чего вовлеченный в Карибский кризис мир прогулялся по самому краешку ядерного холокоста. Но, как оказывается, в 1962-м это были еще цветочки. Совсем скоро цивилизация будет уничтожена окончательно. Потому что военные, политики и тайные организации, вокруг которых десятилетиями бегали конспирологи с криками «А мы предупреждали! Они существуют!», не могут найти другого способа уничтожить своего главного врага… самого дьявола, который готов покинуть ад, удобно расположенный в шахтах где-то в бездорожье американских пустынь. Есть, конечно, небольшой шанс на спасение – помочь человечеству могут невидимые, но смертельно опасные герои этой тайной войны. Вампиры!

Читать далее

Мнение: Бэтмен. Мир

Тут могла быть шутка о том, что американские пенсионеры, накопив за свою жизнь достаточно сбережений, могут позволить себе отправиться путешествовать по странам мира. А Бэтмен в его-то 82 года запросто может считаться типичным американским пенсионером со сбережениями, так что его вояж по странам и континентам вполне понятен и оправдан. Хотя какие тут шутки, когда все серьезно и к очередному Дню Бэтмена DC Comics наглядно демонстрируют неоспоримо-глобальное значение своего главного супергероя в мировом масштабе. И речь не о тоннах китайского мерчендайза, кинофильмах, показываемых почти во всех уголках Земли, и даже не о комиксах – речь о символизме образа, о его вдохновляющем (если вы за справедливость обеими руками и хотите сделать мир лучше и безопаснее) или (если ваши помыслы преступны) пугающем воздействии. Бэтмен – часть глобальной системы культурных координат, когда-нибудь значение его символов, будь то проекция сигнала на облаках или очертания бэтаранга, будут изучать специалисты по семиотике, а пока американское издательство предоставило авторам и художникам из разных стран возможность высказаться на тему «Бэтмен и его место в современном мире».

Читать далее

Мнение: Песочный человек. Увертюра

Признаюсь, я часто задавал себе один вопрос, читая «Песочного Человека» Геймана: «Как так получилось, что Морфей, Вечный, могущественное создание, умудрился попасть в плен к людям, проведя в нем в итоге много лет?». Серьезно, разве это проблема для Повелителя Снов? Да, сам Гейман уклончиво объяснял это тем, что главный герой был крайне утомлен очень непростым делом, его силы были истощены и поэтому удалось связать его заклинанием. Тем интереснее было узнать, что же столь изматывающее выпало на долю Морфея. И спустя более чем десятилетие, вновь вернувшись во Вселенную «The Sandman», Нил подготовил ответ на этот вопрос. Но в «Увертюре» этот ответ – отнюдь не самое главное.

Читать далее

Мнение: Часы Судного Дня

А часики-то тикают. Так говорят не только ваши ближайшие родственники, намекая на необходимость появления потомства, но и серьезные ученые из Совета по науке и безопасности. В 1947-м году они придумали простой образ для того, чтобы показать близость человечества к неминуемой катастрофе – Часы Судного Дня, стрелки которых, приближаясь к цифре «12» или, реже, отдаляясь от нее, демонстрируют степень угрозы ядерного Армагеддона. Образ понятный и наглядный, но изменил ли он что-то в более чем полувековой истории Земли с момента своего появления? Не особенно, человечество упорно не замечает тревожно застывшие около полуночи стрелки и продолжает делать все для того, чтобы они совершили несколько последних движений. Люди демонстрируют сомнительный талант к самоуничтожению, варианты которого хорошо проработаны в фантастической литературе, кинофильмах и комиксах, чьи создатели склонны выдавать весьма пессимистические прогнозы. Как не спасай землян, все в итоге кончится печально. Можно придумать грандиозный план, устранив «почти что бога» и всех несогласных, сбросив на крупный мегаполис супермонстра и, уничтожив несколько миллионов человек, обеспечить спокойную и мирную жизнь без ядерной угрозы оставшимся миллиардам. Можно уповать на людей в плащах и масках, которых развелось как-то подозрительно много, но которые не раз спасали мир от нависших угроз планетарного масштаба. Вот только в первом случае все «благие начинания» отправляются в ад благодаря одному дневнику, а во-втором политические игры разделят металюдей на «хороших» и «плохих», а затем и вовсе назначат всех их «плохими», кроме одного, самого главного, ставшего не просто героем, а Символом и даже, как мы узнаем очень скоро, вселенской константой.

Читать далее

Мнение: Пробуждение

Мировой океан изучен нами меньше, чем космическая бездна. И космос, и океан не предназначены для того, чтобы человек чувствовал себя комфортно в их глубинах без дорогостоящего и сложного оборудования. Смертельная опасность и загадочность этих пространств в человеческом воображении испокон веков делали их отличным домом для чудовищ с древних карт, где места их обитания отмечалось надписью «Hic sunt dracones»; монстров, затем перекочевавших в фольклор, книги и фильмы, навечно занявших местечко по соседству с человеком. Вот почему истории и о космических «чужих» и о подводных «левиафанах» находят в массовой культуре, в принципе, одинаковое воплощение: в них фигурируют замкнутые техногенные пространства, чья тонкая перегородка отделяет персонажей от враждебной наружной среды, из которой вторгаются агрессивно настроенные существа. Клаустрофобия и жестокость – беспроигрышный вариант, и не важно, чем вызвана темнота в иллюминаторе, космическим вакуумом или морской бездной.

Читать далее