Мнение: Илья Муромец. Песнь Соловья

Без преувеличения, Илья Муромец – центральная фигура русского богатырского эпоса, и, чего уж там, первый русский супергерой. Этот «центризм» воплощён на знаменитой картине Васнецова, отлично передают его и сохранившиеся народные предания. Илья оброс этими былинами, картинами, фильмами, постепенно превратившись в монолитный миф, и это, одновременно, хорошо и плохо. Хорошо – потому, что сказочные персонажи со своими волшебными подвигами быстрее проникают в массовое сознание (просто потому, что их фэнтезийные похождения выглядят ярче и интереснее), встраиваясь в цепочки поколений. Плохо – потому, что очень легко обозвать Муромца «всего лишь мифическим персонажем», с помощью которого формировалась новая, последовавшая за крещением Руси огнём и мечом идеология. В пользу последнего выступает тот факт, что официальные летописи про богатыря не обмолвились ни словом. Но теперь мы знаем вроде как точно, что Илья существовал на самом деле, есть данные, где он провёл последние годы жизни (в Киево-Печерской обители), где находится его могила (её даже несколько раз вскрывали для исследований, в 1963-м и в 1988-м), и многое другое, что однозначно указывает на историчность этого богатыря и канонизированного святого, память которого православная церковь празднует 1 января. Как же на самом деле прошла его земная жизнь, как выглядели его подвиги, сколько в них было «сказочного», а сколько реального? Как бы описанные в былинах события выглядели на самом деле и что могли скрыть сказители тех историй? Наверняка именно этими вопросами задавался (впрочем, не буду утверждать голословно) Роман Шевердин («Кладоискатели»), когда создавал свой комикс про Муромца. Крайне далекий от застрявшей в головах людей «мультяшности» от студии «Мельница». И крайне близкий к нуарной эстетике одного очень известного американского комиксиста.

Читать далее