Мнение: Зигфрид

«Кольцо Нибелунга» Рихарда Вагнера – выдающее произведение оперного искусства, но при этом весьма неподъёмное. Этот цикл, над созданием которого немецкий композитор работал 26 лет,  включает в себя четыре оперы общей продолжительностью более пятнадцати часов (это серьезнейший вызов даже тем, кто способен за один раз пересмотреть все режиссерские версии джексоновского «Властелина колец»), на протяжении которых люди, великаны, валькирии, драконы и гномы сражаются за золото, власть и любовь, а заканчивается всё вообще эпической гибелью богов. И это с оригинальным либретто на немецком языке. Ничего странного нет в том, что «Кольцо» осталось в массовой памяти, так сказать, фрагментарно, первым делом в голову приходит знаменитая мелодия «Полёт валькирий», ставшая саундтреком культовой и страшной сцены в фильме «Апокалипсис сегодня». Даже адаптация Ф. Крейга Рассела всех событий оперы в формате комикса выглядит местами тяжеловесной. Да чего уж там, даже краткое изложение на википедии перегружает мозг. На чём же следует остановиться, прежде чем начать говорить об ещё одной графической адаптации событий данного эпоса? Первоисточник – вольное, предельно пафосное и максимально героизированное переложение германской мифологии, ирландских саг и средневековых поэм, которые Вагнер, выступив в роли кузнеца (важная профессия, кстати, в рамках этого произведения), смог выковать в огромный, поразительный и доминирующий над зрителем монолит истории. Но, спустя много лет, нашелся во Франции один человек, который смог аккуратно «перековать» оригинал, получив в итоге… ну, как минимум, памятник условному Герою, сюжеты о котором кочуют из века в век, из мифа в миф.

Читать далее

Мнение: Мегалекс

Это мог бы быть стандартный фантастический боевик про то, как повстанцы борются с Системой. Или про «детей природы», противостоящих техногенной тирании. Могла бы получиться типичная «аватарщина», если бы автором этой истории не был Алехандро Ходоровски, чилийский визионер, режиссер, сценарист, мистик etc. В мире комиксов наибольшую известность Ходоровски пронести такие произведения, как «Инкал» и цикл «Метабароны», частью которого является и «Мегалекс». Который, впрочем, вполне можно читать как самостоятельную историю, не требующую глубокого погружения в «Jodorverse», хотя в этом случае вероятность спонтанных шоковых состояний в процессе чтения у неподготовленного читателя увеличивается в разы. Потому что выше перечислены варианты классических «космоопер». А Ходоровски пишет «психоделический косморок».

Читать далее

Мнение: Храм на Границе. Том первый

В этом фентезийном средневековом мире есть два королевства, Север и Юг. И между ними постоянно, на протяжении веков, вспыхивают войны: то северный король, то южный правитель позарится на богатые земли соседа и пошлёт свое войско в завоевательный поход, заставляя молчать о мире дипломатов и говорить на языке смерти оружие. Дошло всё до того, что даже вполне реальные боги, Лот (воплощение мужского начала) и Саафари (женское начало) устали от этой кровавой свистопляски и разделили Север и Юг с помощью Границы, гигантского разлома, который могут ещё преодолевать небольшие группы людей, но не способны пересечь армии. Лот стал покровительствовать Северу, Саафари взяла под свою опеку Юг. Вековые распри и вправду прекратились, но нельзя сказать, что простым людям жить стало легче: верховные правители приравнены к богам и недоступны простолюдинам, их вассалы и феодалы низшие сословия тоже ни во что не ставят, маги могут оказаться мстительными проходимцами, а устроить войну на своей территории, без перехода Границы, можно без особых раздумий. Плюс на большаках и в лесных чащах путников поджидают разбойники. В трудные времена сурового средневековья людям остаётся лишь верить. Например, в пророчества. Одно из них, самое важное и самое тайное, переданное самим Лотом, гласит, что однажды на Границе будет построен Храм, который объединит две разделённые части страны. И тогда бог пошлёт на Землю мессию, своего сына от великой богини. Пророчество это хранится в Евангелии Ариатии, в которое вообще мало кто заглядывал. А если кто-то и делал это, то видел лишь… чистые, сияющие страницы, на которых постепенно проступали слова, предсказывающие читателю его самое ближайшее будущее.

Читать далее

Мнение: Судья Дредд. Истоки

Недалёкое будущее, мегаполисы-человейники, где каждую минуту совершаются преступления, раскинувшиеся вокруг этих городов выжженные ядерной войной пространства, обитателям которых совсем уж не повезло родиться мутантами. Всё это в тех или иных пропорциях входит в базовый набор постапокалиптической фантастики, авторы которой любят пригрозить пальчиком своим заигрывающимся современникам. Но в 1977-м году Джон Вагнер и Карлос Эскерра дополнили безрадостный пейзаж, создав персонажа по имени Джозеф Дредд. При упоминании которого у многих читателей всплывает в памяти либо перекошенное лицо Сильвестра Сталлоне, ревущего «Закон это я!», либо каменный подбородок Карла Урбана. И, собственно, всё. Многие даже не знают, что Дредд изначально был героем комиксов с почти что полувековой историей и культовым статусом. Объяснить это можно тем, что комиксы о данном персонаже выходили в британской антологии 2000 AD, а у нас дай Брог американские бы хорошо продавались, а уж европейские часто оказываются вне зоны внимания широкой публики. Конечно, на русском кое-что выходило по лицензии Dark Horse, но увидеть каноничного Дредда никак не удавалось. До того момента, пока в «Комильфо» не вышел сборник «Истоки», который обязательно нужно прочитать как минимум по двум причинам. Это чистый, незамутнённый, классический комикс про Дредда, демонстрирующий персонажа во всей брутальной красе (хотя на счёт красы есть сомнения, Джо ни разу не снимал свой шлем) и это идеальный портал для входа в данную вселенную. Почему? Потому, что в этой работе пятнадцатилетней давности Джон Вагнер упорядочил разбросанную по различным выпускам альманаха обрывочную информацию, устранил противоречия и рассказал подлинную историю того, как появилась система мгновенного правосудия, как Судьи стали поддерживать власть в мега-городах железной рукой, и как привычный мир сгорел в ядерном пожаре. И всё это – из уст главного героя, непосредственного участника тех событий.

Читать далее

Мнение: Блэксэд. Итак, всё падает. Часть первая

Осень в Нью-Йорке – отличное время, чтобы вернуться в этот город после долгого путешествия по стране, поэтому частного детектива Джона Блэксэда снова можно увидеть на улицах американского мегаполиса. И чёрный кот неплохо проводит здесь время, например, посещая театральные представления в Центральном парке, проходящие в рамках шекспировского фестиваля. Можно посидеть на траве в компании приятеля, погреться в лучах всё ещё тёплого солнца и получить удовольствие от разворачивающихся на импровизированной сцене страстей. Но, согласитесь, комикс про то, как Блэксэд отдыхает был бы не столь интересным, как комикс, в котором этой герой снова оказывается втянут в очередную детективную заварушку. Так что, пока руководительница театра Айрис Аллен решает проблемы с властями города (предпочитающими демократично разгонять несанкционированные спектакли с помощью дубинок, проявляя исключительную заботу о сохранности травяного покрытия), Джон знакомится с Кеннетом Кларком, летучей мышью, председателем профсоюза работников метро. Кеннет утверждает, что мафия ласок заказала его наёмному убийце, росомахе Логану, и просит у Блэксэда помощи в одном деле: нужно разобраться, как связаны профсоюзы, мафия и «звезда» американской урбанистики, градостроитель Соломон, перепахавший уже полгорода и затевающий грандиозный проект, которому суждено стать венцом его карьеры – самый длинный подвесной мост в мире.

Читать далее

Мнение: Ведьмак. Плач ведьмы

В мифологии балтийских стран имя Лайма носит божество счастья и судьбы, само слово переводится как «мать счастья». В польском языке слово «лайма» также связано с счастливыми моментами жизни. Но, поскольку средневековье, в котором разворачивается действие «Ведьмака» — для грустных и несчастливых, лаймами тут кличат ведьм, которые могут вселяться в других женщин и, манипулируя ими, совершать разное. А что нужно делать с ведьмами? Правильно, их нужно жечь на костре, прилюдно, под одобрительные крики спасённых граждан. Но сами граждане ловле ведьм не обучены, из-за тёмных суеверий боятся к ним приближаться, предпочитая проклинать издалека и прибегать к помощи обученных специалистов по истреблению нечисти. В городишке Найсс местные жители отправляют на костер лайму, которую помог изловить Геральт из Ривии. Ведьма получила по заслугам, ведь из-за неё погибло несколько мужчин. Геральт получил щедрое вознаграждение от Агобарда (главы местной администрации и владельца постоялого двора) и вроде бы может дальше ехать по своим делам. Но внезапно его начинает глодать чувство вины, не свойственное ведьмакам, а ночи, отведенные под утехи с юными служанками, которых исправно поставляет Агобард, внезапно наполняются реалистичными кошмарами, подводящими истребителя ведьм к мысли, что в городишке происходит нечто странное.

Читать далее

Мнение: Ведьмак. Зёрнышко истины

Сразу отмечу, что это первый комикс по вселенной «Ведьмака», о котором я не могу говорить непредвзято. Не потому, что с этого сюжета стартовал второй сезон сериала от «Netflix», что могло послужить поводом для издания именно этой истории, а потому, что «Зёрнышко истины» был одним из рассказов Анджея Сапковского про Геральта из Ривии, опубликованных ещё в 1990-м году в антологии польской фантастики «Истребитель ведьм». И тогда это был взрыв и фурор, настоящее потрясение, ведь подобное «постмодернистское» (да ещё и интересно, написанное с огоньком и не свойственной советской НФ жестокостью) фэнтези, выросшее не из преданий Толкина, а из славянской мифологии, помноженной на европейскую сказочную традицию, было в новинку. В частности, в «Зёрнышке» пан Анджей не без иронии переиначивает классический сюжет про Красавицу и Чудовище, показывая на лицо ужасное, но симпатичное в душе Чудовище, с которым не грех было бы по душам поболтать за кружкой чего-нибудь согревающего в его волшебном доме, и смертельно опасную Красавицу, от которой прямо веет холодом «нечеловечности».

Читать далее

Мнение: Вика и слава Пана

Жила-была фея по имени Вика Гримм. И ранние годы жизни не принесли ей ничего хорошего: отец, герцог Клеймор Гримм, погиб, когда принц Оберон напал на его замок, чтобы вернуть себе Титанию, любовь всей своей жизни (а заодно и сестру-близнеца), посмевшую стать чужой женой. Маленькую Вику спас сатир Хаггис, но, чтобы девочка не выделялась среди людей, ей пришлось отрубить крылья. Зато сказочные феи наделили её тело волшебными татуировками, которые меняют свой рисунок в зависимости от настроения девушки. Людской мир оказался к Вике не благосклонным и ей пришлось заниматься разными вещами. И терять близких и родных тоже приходилось. Но однажды Вика прознала, чья она дочь и кто тот злодей, лишивший её родителей и детства. Теперь у Оберона появился смертельный враг, чья сила только возросла после того, как девушка прошла обучение у своих крёстных, тёмных фей. Вика готова поднять самое большое восстание в истории Мира Пана, конечная цель которого – свергнуть жестокого тирана. И красивая, молодая фея сделала очень многое для того, чтобы спустя века сказители разных племен и народов начинали свои рассказы со слов «Жила-была фея по имени Вика Гримм». Вот только так получилось, что Вика жила-жила, оберегаемая в статусе главной героини бронёй сценария, а потом взяла и… умерла.

Читать далее

Мнение: Этернавт.1969

Холодная сентябрьская полночь, 1969-й год. Южная Америка, Аргентина, Буэнос-Айрес. Сценарист комиксов работает над новой, полной удивительных приключений историей, когда вдруг напротив него прямо из пустоты сгущается силуэт мужчины. Приведение или галлюцинация, вызванная переутомлением? Ни то, ни другое, такие банальщины неинтересны. Сценарист, в один миг превратившийся в слушателя и, одновременно, в рассказчика, знакомится с этернавтом, который благодаря инопланетной машине времени перемещается в эпохах и веках. Этого аргентинского «доктора Кто» когда-то звали Хуан Сальво, он был владельцем небольшого бизнеса по производству телевизоров и сержантом запаса. Однажды четверо друзей собрались в доме Хуана поиграть в азартные игры и просто пообщаться. Дело было зимой, поэтому никого не удивил начавшийся снег. Удивило то, что все редкие прохожие, кого касались сверкающие снежинки, падали на землю и больше уже не поднимались. Снег убивал и героям повезло, что они додумались до этого быстро. Также к везению можно отнести то, что в доме были закрыты все окна, соседям, выглянувшим посмотреть, что за ерунда происходит на улице, удача не улыбнулась. Правда, не понятно, что в этой ситуации считать удачей, ведь всё произошедшее далее можно описать зловещей поговоркой «и живые позавидуют мёртвым».

Читать далее

Мнение: Регулятор. Том первый

В основу графического романа «Регулятор» заложена крайне неоднозначная, провокационная концепция: в мире не столь отдалённого будущего (или в альтернативной реальности) общество устало от того, что закон целиком на стороне привилегированных классов, чьи представители заняты собственным обогащением, поэтому было принято решение на это «большое зло» ответить «злом малым». Им стали регуляторы, попросту говоря, высококвалифицированные киллеры, которые принялись на официальной основе «исполнять» обнаглевшую аристократию, проворовавшихся чиновников и прочих слуг народа. В качестве наглядного примера можно представить, что тайному сотруднику царской «охранки» Богрову за убийство Столыпина в подобной ситуации не накинули бы на шею «столыпинский галстук», а сказали бы «спасибо» и щедро наградили. Кто-то, разумеется, скажет «какая классная идея, нам срочно надо её реализовать!», кого-то подобные схемы возмутят и оттолкнут, вызвав логичное, многократно подтверждённое событиями мировой истории мнение о том, что невозможно поставить террор на службу обществу, он вырвется из оков и всё станет ещё хуже, просто вместо рафинированных дворян народ будут обкрадывать дерзкие ребята с лицензией на убийство, охотно занимающие в дальнейшем тепленькие места своих недавних жертв.

Читать далее