Мнение: Трансметрополитен. Книга четвёртая

Наивные дурачки верят в свободу слова. Умные дяди делают всё для того, что укрепить эту веру, тайком формируя новую форму этого общественно-значимого явления: «несвободную свободу слова». Поскольку человечество всё же проклято и живёт в те самые интересные времена, о которых предупреждали китайские мудрецы, люди в массе своей выбирают почему-то именно эту несвободу, закамуфлированную под соблюдение законов, прав, благочестия и общественного порядка в условиях тотальной Кали Юги. И нет смысла проецировать это на события последнего времени, всё началось не сегодня и не здесь, кончится не завтра и будет распространяться повсеместно, вместе с увеличением перечня номинальных и точно так же навязанных «прав» и «возможностей», которые на самом деле будут закапывать человечество в ещё большую яму. На полную ставку умных дядей обслуживает целый штат «правдорубов», формирующих т.н. общественное мнение строго ограниченным списком тем, о которых можно говорить, и убирающих в нижний ящик стола список тем, о которых вспоминать не стоит.

Читать далее

Мнение: Бэтмен. Готэм в газовом свете

1889-й год. Богатые поместья Готэма уже освещаются дорогим и экзотическим электричеством, но ночную тьму на городских улочках ещё еле-еле разгоняют газовые рожки, не всегда справляющиеся с густыми тенями, в которых легко может таиться зло. На роскошном корабле из Европы в Готэм возвращается Брюс Уэйн, единственный наследник огромного состояния. Корабль, кстати, весьма напоминает «Титаник», да и маршрут первого и последнего рейса печально известного судна совпадает с его маршрутом. И всем же известно из комиксов и фильмов, что в своих скитаниях по миру Брюс Уэйн предпочитал находить наставников среди мастеров боевых искусств, но здесь, в «просвещенной Европе», он учился у Зигмунда Фрейда. С одной стороны, да, можно сказать, без разницы, как достучаться до мозга преступника, с помощью сильных ударов или же психоанализа, лишь бы был результат. С другой стороны, уже только два этих приведённых факта дают понять, что перед нами не каноничная история, а какая-то её совсем уж альтернативная, «иномирная» версия.

Читать далее

Мнение: Injustice. Боги среди нас. Год четвёртый (издание делюкс)

Мировая война супергероев продолжалась уже четвёртый год. За это время было испробовано, кажется, всё, что только возможно представить, для достижения победы одной из противоборствующих сторон и установления Нового Мирового Порядка: сепаратные соглашения, неожиданные альянсы бывших непримиримых врагов, инопланетные технологии, боевая химия (зелёные таблетки, позволяющие на время «обычным» людям получить силы «супера»), магия и сделки с потусторонними силами. Как раз в результате последнего позиции обновленной Лиги Справедливости во главе с Суперменом, радикально отменившим насилие на всей Земле и устроившим тиранию под брендом Дивного Нового Мира, возросли как никогда, а вот у Сопротивления, возглавляемого Бэтменом, дела идут не очень. Да и Сопротивление, фактически, теперь состоит из нескольких человек, вынужденных скрываться. И вот при таких раскладах в дело неожиданно вступают те, о ком подзаголовок комикса «Injustice» (и одноименной игры, по мотивам которой он был создан) напоминал читателям с самого начала. Боги. Мы-то думали, что этот термин использовался иносказательно, типа, все эти мужчины и женщины в трико обладают почти божественными силами и давно уже вышли за предел возможностей простого человека, а на деле всё оказывается более чем буквально. Причём появляются Боги вполне конкретные, из древнегреческого пантеона во главе с Зевсом. А пыл и воинственность этих товарищей хорошо известна по сборникам мифов. Снова брезжит глобальная катастрофа…

Читать далее

Мнение: Болотная тварь. Книга первая

 Кем был(а) Болотная Тварь, он же Алек Холланд, до января 1984-го года? Еще одним «ботаником», у которого, как и у многих его коллег по комиксам, не сложились отношения с опасными химическими реактивами. Персонажем, копировавшим, по мнению некоторых, более раннего марвеловского Лешего. Вторым (между прочим, после самого Супермена) героем DC Comics, получившем собственную экранизацию, да ещё и от Уэса Крэйвена, что, однако, фильм не спасло, зато режиссер потренировал руку, прежде чем браться за «Кошмар на улице Вязов». Неплохая же в целом складывается биография, в которой, однако, чего-то не хватало. Чего именно — выяснилось, когда на пост сценариста «Саги о Болотной Твари» заступил британец Алан Мур, который взял, да и изменил навсегда не только «зелёного персонажа», но и подход к созданию комиксов в целом.

Читать далее

Мнение: Сказки. Том одиннадцатый

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. И мне понадобилось десять томов «Сказок» Билла Уиллингхэма, чтобы вспомнить эту присказку, на мой взгляд, хорошо подходящую к новому витку эпической истории, в которой недавно (в предыдущем сборнике) был сделан перерыв, позволивший насладиться сполна жанром «Метафизика и девчонки с большими пушками». В одиннадцатом томе сказка – точнее, сказки, — сказываются в бодром темпе, объединяя настоящее и прошлое, но дела творятся такие, что решать их в спешке категорически нельзя, это может закончится трагедией. Мрак, освобожденный из векового заточения, изгнал героев на Ферму, оккупировал Сказкитаун и перестраивает его, заодно раскидывая темные щупальца своего влияния на весь Нью-Йорк, с помощью зомби, которых «ласково» называет чахликами. Работа спорится, тьма проникает в души простых мирян и героев сказок даже на расстоянии, пробуждая в них самые мерзкие помыслы, а у главзлодея находится время на рефлексию.

Читать далее

Мнение: Бэтмен. Три Джокера (издание делюкс)

Какой Джокер ты сегодня? Преступник? Комик? Клоун? Безумный гений, стравливающий мафию, полицию, супергероев и планирующий теракты? Псих в гавайской рубашке? Любитель монтировок и диких розыгрышей? Артист-неудачник в прошлом и головная боль готэмских правоохранителей в настоящем? Во всех этих ипостасях (равно как и во многих других), легко объяснимых шизофренией и маниакальным синдромом с манией величия, Джокер регулярно появлялся в комиксах DC, что при наличии такой удобной штуки, как Мультивселенная, не создавало особых сценарных проблем. Ну, в этой реальности Джокер один, в соседней – он другой, но все такой же сумасшедший и опасный, ходячий вирус хаоса. Но однажды, в одном кроссовере про очередное спасение Вселенной людьми в плащах и масках (см. «Войну Дарксайда», случившуюся в рамках «Лиги Справедливости» времен The New 52) Джефф Джонс сделал жирнейший намек на то, что на самом деле в одной реальности Джокеров может быть сразу трое. Как такое возможно? Этот вопрос надолго повис в воздухе волнительной интригой, за раскрытие которой Джонс в компании художника Джейсона Фейбока взялся только в этом году, приготовив еще один свой фирменный блокбастер.

Читать далее

Мнение: Джокер. Адвокат дьявола (издание делюкс)

Провокационная обложка данного комикса намекает, что Джокер задумал что-то в стиле Электропрохладительного Кислотного Теста из романа Кена Кизи – стоит случайному бедолаге «лизнуть марочку», и ему либо снесет крышу, либо покажут мультик про обустройство Вселенной. Незаконно, неприятно (если это происходит против воли подопытного), но в целом вроде ничего смертельно опасного. Ага, как бы не так. Это же Джокер, и это же Готэм. В почтовые отделения города поступает тираж новых марок, на которых изображены знаменитые комики. Джокер, устроив очередной налет на одно из почтовых отделений, сильно разозлился из-за того, что его на этих марках нет. На что ему пророчески замечают, что для этого нужно сперва умереть. Я бог его знает сколько лет уже не выполнял древний почтовый ритуал с облизыванием марок и конвертов, все-таки мы тут живем в эпоху электронных подписей и всего такого, но в комиксе 1996-года из-за яда, содержащегося в клее марок, начинают умирать люди, падая и застывая с типичной «джокерской» улыбкой на лице. Какие еще нужны доказательства в пользу вины Джокера?

Читать далее

Мнение: Бэтмен. Эго (делюкс)

В биографии Бэтмена бывали моменты, когда он был просто нуарным (как и все в эпоху популярности «криминального чтива») героем в маске, на заре своей комикс-карьеры бегавший за преступниками с оружием в руках. Представал он и в довольно комическом образе, как в телесериале шестидесятых с Адамом Уэстом в главной роли. В общем, бывало разное. Но в наши дни Бэтмена стало сложно воспринимать как-то иначе, нежели в образе сурового и все контролирующего мужика, уверенного в своих силах (и уверенность эта подкреплена солидным банковским счетом), но при этом обладающего здоровенным грузом ментальных проблем, из-за чего этот его образ, и без того лишенный света благодаря знаковой черной униформе летучей мыши, обретает год от года все большую мрачность. Особенно всех волнуют как раз те самые ментальные проблемы данного персонажа: звездные сценаристы индустрии готовы выстраиваться в очередь, чтобы расковырять психические аномалии Брюса Уэйна и покопаться в глубинах его альтер эго, раз за разом обрекая героя переживать трагедию, унесшую жизни его родителей, и прочие переживания, связанные с мертвыми мальчиками в ярких трико.

Читать далее

Мнение: Песочный человек. Увертюра

Признаюсь, я часто задавал себе один вопрос, читая «Песочного Человека» Геймана: «Как так получилось, что Морфей, Вечный, могущественное создание, умудрился попасть в плен к людям, проведя в нем в итоге много лет?». Серьезно, разве это проблема для Повелителя Снов? Да, сам Гейман уклончиво объяснял это тем, что главный герой был крайне утомлен очень непростым делом, его силы были истощены и поэтому удалось связать его заклинанием. Тем интереснее было узнать, что же столь изматывающее выпало на долю Морфея. И спустя более чем десятилетие, вновь вернувшись во Вселенную «The Sandman», Нил подготовил ответ на этот вопрос. Но в «Увертюре» этот ответ – отнюдь не самое главное.

Читать далее

Мнение: Харлин

В какой-то момент Харли Квинн превратилась во всеобщую любимицу. Легко списать это на обаяние Марго Робби и успех мультсериала, но это только добавляет весомую частицу в копилку популярности персонажа. Харли очень органично смотрится в роли поехавшей подружки главного готэмского злодея, отвечая во многих комиксах за безбашенность и сумасшедшинку, обильно приправленные дерзким юмором, но не менее органична она и в роли жертвы. Возможно, главной жертвы мистера Джея, сломавшего и фактически уничтожившего подающего большие надежды доктора Харлин Квинзель с помощью самого сильного оружия – любви. И, как подозревают некоторые специалисты в психиатрии, стокгольмского синдрома. И вот это сочетание безумия и жертвенности отлично сыграло на популярность поехавшей клоунессы, предпочитающей молот или бейсбольную биту в качестве главного аргумента своей преданности мистеру Джею. Да что я говорю, просто возьмите комикс «Харлин» Степана Шейича, снимите с книги суперобложку и посмотрите на это забрызганное кровью лицо, на эти большие глаза с потекшей тушью, в которых читается стремление осознать необратимость содеянного – ну как такую не пожалеть и не полюбить?

Читать далее