Мнение: Маяковский. Как делать стихи

9 апреля 1930-го года, Москва, Институт народного хозяйства. Встреча Владимира Маяковского с читателями, молодыми людьми, для которых он гений, символ, революционный поэт. Настроение самого поэта хорошим не назовёшь. Вокруг него сгущаются тучи: выставка «20 лет работы» была полностью проигнорирована официальными лицами и СМИ, а также бойкотирована коллегами по цеху, пьесу «Баня», поставленную в театре Мейерхольда, критики разгромили, в журнале «Печать и революция» изъяли по приказу сверху, из Госиздата, страницу с приветствием Маяковскому по случаю двадцатилетнего творческого юбилея. И это очень суровые удары по амбициозному, по-революционному прямолинейному человеку, на которого в тот год газеты накинули ярлык «попутчик советской власти» (всего лишь). Неудивительно, что встреча в Институте переросла в агрессивный диспут, после которого поэт сказал: «Немного покричали, поругались. Но грубость была напрасна. У вас против меня никакой злобы не должно быть». А всего через несколько дней актриса Нора Полонская, выйдя из квартиры поэта по адресу Лубянский проезд, д. 3/6 стр. 4, услышала за дверью выстрел, вскрикнула и кинулась назад, чтобы успеть крикнуть в затухающие глаза Маяковского «Что Вы сделали?!». 

Читать далее

Мнение: Брат. 25 лет

В 1997-м и в 2000-м годах вышло два очень разных фильма, объединённых одним названием. «Брат» и «Брат 2» Алексея Балабанова. Первый фильм представлял собой рефлексию на тему «девяностых» с их тотальным крахом, разрушенными ориентирами, всеобщей криминализацией и трагедией молодого поколения, искалеченного первой чеченской войной. Второй фильм был уже попыткой из этой рефлексии выйти путем очерчивания пресловутой национальной идеи. Поэтому в «Брате» главный герой чётко разграничивал людей на «своих» и «чужих» («не брат ты мне, (censored)» и «ты брат мой», фразы, задающие тон всему фильму и, чего уж там, всей эпохе ), чем проще взгляд на реальность, тем лучше. А в «Брате 2» валить предлагалось всех вокруг, особенно пиндосов, потому что авторы картины окончательно монополизировали за русским народом понятие «правда» (монополизация идеи «С нами бог!» состоялась чуть позже) , в которой вся сила, и из-за которой убийца из хмурого Питера первой серии превращался в носителя и миссионера русской души, непонятной, широкой и дающей право на очень многое одним фактом веры в её существование. Образ главного героя, Данилы Багрова (неслучайно выбранное имя, отсылающее к сибирским сказам Бажова, а оттуда и к суровым сибирским мужикам, что есть «соль земли русской») оказался крайне востребованным, год от года он только ширился, раскидывая семена хлёстких цитат и всё глубже проникая в коллективное-бессознательное. Недавно этому образу исполнилось 25 лет, а он как Цой, по-прежнему живее всех живых. Давно уже погиб Сергей Бодров, а Данила и не думает никуда уходить, более того, в последнее время его цитируют чаще обычного. В чём же феномен «Брата» и почему он стал почти что родным для многих? Об этом, а также о влиянии дилогии Балабанова и о том, какой след она оставила в массовой культуре, взялись порассуждать авторы и художники издательства «Bubble» в сборнике комиксов «Брат. 25 лет».  

Читать далее

Мнение: Дело Принципа

Конец апреля 1918-го года, крепость Терезин, Чехия. В одной из камер доживает свои последние дни, страдая от туберкулеза, однорукий заключенный, молодой ещё мужчина с голубыми глазами. И мнения о его роли в мировой истории до сих пор, спустя более чем столетие, категорически разнятся: его считают героем, террористом, убийцей, отнявшим жизни у двух людей и убийцей, повинном в смерти более двадцати миллионов; кто-то называет его детонатором Первой Мировой Войны, кто-то, углубившись в факты и конспирологию, уверяет, что он был всего лишь винтиком в тщательно продуманном плане. Кто же он? Гаврило Принцип, сербский националист, 28-го июня 1914-го года застреливший в Сараево эрцгерцога Франца Фердинанда, наследника австро-венгерского престола, и его супругу Софию. 23 июля того же года Австро-Венгрия предъявила Сербии унизительный Июльский ультиматум, после чего, как говориться, понеслось, и уже через несколько недель в Европе полыхала война.

Читать далее

Мнение: Жёлтый Ангел

OWhrBto6ReM

Первая ассоциация, приходящая в голову при словосочетании «Жёлтый Ангел» — это Александр Вертинский и его знаменитое стихотворение, написанное в парижской эмиграции и позже ставшее песней. У меня даже было подозрение (зародившееся сразу же после того, как издательство «Белый Единорог» объявило о работе над этим комиксом) что грустный Пьеро русского декаданса может стать главным героем истории, сочиненной Дмитрием Елецким и нарисованной Аскольдом Акишиным. А почему бы и нет Читать далее

Мнение: Остров маньяков

ом1

Можно долго рассуждать о том, как так получилось, что в массовой культуре маньяки и убийцы всех мастей возведены в ранг поп-звёзд, борясь с помощью тесаков, страшных масок, ловушек, бензопил, приквелов, сиквелов и перезапусков за внимание аудитории, каждый год исправно получающей очередную порцию кровавых страшилок про подростков, опять повернувших не туда. Видимо, что нас не убивает (а кого-то другого), делает нас не только сильнее, но и вызывает стойкий, пусть и кажущийся патологическим интерес. Вот вы, к примеру, интересуетесь данной темой? Тогда смело берите новый сборник комиксов российских авторов и художников «Остров маньяков», выпущенный издательством «Vicious Membrane». Читать далее

Мнение: Омон Ра

omon_ra_white

Говорили, что проза Пелевина не экранизируема – а вот ведь вышел очень даже хороший, «в теме», фильм «Generation  П». Так что почему бы не попробовать представить себе произведения Виктора Олеговича в ещё каком-нибудь формате «визуального искусства», например, в виде комикса? Что, собственно, и случилось – под крылом издательства «Комильфо» (которое может не только Дэдпула штамповать) Кирилл Кутузов («Фронтир»), выступивший в роли сценариста, и художник Аскольд Акишин («Пионерская правда. Horror») создали адаптацию ранней пелевинской повести «Омон Ра», принёсшей в свое время автору известность и литературные премии. Читать далее