Мнение: Токийские Мстители. Третий и четвёртый тома

Несколько вольно интерпретировав высказывание Эдварда Лоренца, описывающее чувствительность хаотичных систем к минимальным воздействиям, Голливуд породил устойчивый штамп «Эффект бабочки», до этого имевший хождение в кругу учёных и любителей научной фантастики (например, рассказов Рея Брэдбери). После 2003-го года, когда вышел одноименный фильм, все знают, что попытки исправить настоящее путем изменения прошлого ни к чему хорошему не ведут и лишь умножают проблемы по экспоненте. Но сама идея оказалась просто-таки отличной, с тех пор не единожды применялась в разных вариациях. Вот и в манге «Токийские мстители» гипотетическая бабочка тоже вовсю машет крыльями, нагнетая неопределённости, пока главный герой Такэмити Ханагаки, для своих Такэмиччи, раз за разом отправляется в прошлое на двенадцать лет назад, чтобы не допустить превращения подростковой байкерской группировки ТГМ в банду отмороженных беспредельщиков, убивающих людей уже в настоящем. И события закручиваются так, что у Такэмити вообще нет времени думать о каких-то машущих крыльями бабочках. Максимум, что в его нынешней жизни напоминает об этих красивых созданиях – это балисонги, складные ножи, которые тоже называют «бабочками». Вот на эти предметы у паренька и его компашки шансов нарваться на улицах Токио гораздо больше, чем на чешуекрылых созданий. А также велик риск нарваться на бейсбольную биту, кастет, крепкий кулак, «вертушку» ногой в голову и прочие «аргументы» в разборках.

Всё началось с того, что Такэмити узнал из новостей о гибели в результате действий ТГМ девушки, с которой у него в школе были романтические отношения. Затем с помощью её брата главгерой постиг способ лёгкого перемещения на двенадцать лет назад, в те дни, когда ещё можно было всё исправить и не допустить превращения ТГМ в ОПГ. Такемити знакомится с руководством байкерской банды, Мандзиро «Майки» Сино и его «правой рукой» Кэною «Дракэном» Рюгудзи. Изначально план Такэмити заключался в том, чтобы не дать «центровым пацанам» переругаться, потом нужно было спасти Дракэна от смерти. Вроде как всё получилось, но обмануть судьбу-злодейку сложно. И, глядя на догорающую машину, Такэмити клянётся, что всё обязательно исправит снова. А для этого он возглавит ТГМ. Громкие слова, демонстрирующие решимость персонажа, который на самом деле на «крутого» не тянет никак: паренек хил, к тому же излишне эмоционален, чуть что – и уже слёзы по щекам. Но Майки и Дракэн примечают новичка и принимают в свой круг. Но только что делать дальше? ТГМ находится на грани войны с другой группировкой, «Вальгаллой», а эти пацаны под руководством Сюдзи Хаммы гораздо круче и злее. Да их и тупо больше. На фоне этого из ТГМ к явным врагам переходит один из «отцов-основателей» банды Кэйскэ Бадзи, всячески демонстрирующий, что с Майки он порвал окончательно и навсегда. Разумеется, именно Такэмиччи получает задание вернуть Бадзи любой ценой. Срок – неделя, именно столько осталось до эпического махача, который должен войти в историю уличных банд под названием «Кровавый Хэллоуин».

«Токийские мстители» погружают читателя в мир японских молодежных группировок, предельно романтизированный автором манги Кэном Вакуи. Отчего – а, может быть, из-за разности менталитетов и личного опыта – вся эта пацанская движуха вызывает, извините, офигивание у читателя, выросшего в России и заставшего, к примеру, не менее романтизированные девяностые. Прежде всего, удивляет то, что двенадцати-тринадцатилетние «малолетки» не только гоняют по Токио на дорогущих байках, но ещё и способны самоорганизоваться в сложные иерархические структуры, с кучей подразделений со своим президентом, отвечающим перед высшим руководством. При том они ещё и школьники, сидящие днём на уроках, делающие домашку и посещающие сомнительные с точки зрения пацанов кружки типа кройки и шитья. Из повествования, кстати, полностью убрана тема отношений с родителями, а ведь большинство персонажей живут именно с ними – неужели ни у кого из взрослых не возникает вопрос, почему их чадо каждый вечер приползает с лицом, выглядящим так, будто в него выстрелили из дробовика? В чём манге точно не откажешь, так это в стиле: помимо чёткой униформы и мощных мотоциклов, главные герои демонстрируют татухи, крашенные волосы и прически, сделанные в модных барбершопах. Есть подозрение, что в моей обычной школе в указанное время эти ребята продержались бы до первой перемены, не больше, и никакие бы вертушки Майки Непобедимого не выручили бы их из неприятностей. Но выглядит всё это, повторюсь, стильно.

Чем ещё отличаются персонажи «Токийских мстителей»? Повышенной сентиментальностью. По факту, третий и четвёртый тома русского издания фиксируют внимание читателя на прошлом ТГМ, на шестёрке «отцов-основателей» банды, отношения между которыми в силу событий, которые уже, увы, никакими прыжками в прошлое не исправить, варьируются от вечной дружбы до обещаний завалить при первой возможности. Запутывая отношения персонажей в клубок, который всё ближе и ближе к тому, чтобы начать называть его «мелодрамой в стиле индийского кино», Вакуя добавляет в сюжет много эмоциональных моментов (иногда заставляя для этого затихнуть или отойти на второй план бойню «стенка на стенку»), когда не только по щекам Такэмиччи бегут слёзы, но и крутых ребят пробирает на чувства. Так что «пацаны не плачут» это не по адресу, но репутации главных героев это нисколько не вредит, наоборот, раскрывает их как нормальных, обычных людей. Может быть, ещё и не совсем взрослых, но уже знающих, что такое и настоящая дружба, и подлое предательство. Тем страннее осознавать, глядя на мечтательного Майки, чьи глаза полны слёз, как Вакуи упорно продвигает идею о том, что именно ТГМ в будущем накроет токийские улицы волной беспредела и насилия.

В третьем томе нам представляют главного антагониста. Тэтта Кисаки, паренёк в очках и с омерзительной улыбкой человека с самыми тёмными замыслами. Если Такэмиччи в своих подозрениях прав, то Кисаки – гений коварства, умело манипулирующий людьми и стравливающий токийские банды, при этом оставаясь в тени. Раз – и он уже президент третьего отделения ТГМ, два – и под его дудку, сами того не замечая, пляшут руководители «Вальгаллы», да и бандой «Мёбиус», которую Майки и Дракэн победили и присоединили к ТГМ, он тоже как-то связан. Но разбираться во всём этом Ханагаки приходится на бегу, при этом, по традиции манги, постоянно получая от кого-то и расходуя пластырь в промышленных масштабах. Часики тикают, до разборки остаются дни, а история о том, почему Бадзи и только что откинувшийся из заведения для несовершеннолетних преступников Кадзутора (один из «шестёрки» главарей ТГМ) разошлись с Майки, окончательно убеждает Такэмиччи в том, что полученное им задание обернётся фиаско. Кстати, это очень интересный вопрос: почему Майки, обладая ресурсом в более чем сотню человек, поручил вернуть Бадзи не члену банды (на тот момент), парню с почти что нулевым авторитетом? Что-то увидел в заплаканных глазах новичка или просто Вакуи не придумал иного способа продвинуть сюжет?

Кровавый Хэллоуин – вот то событие, которое цементирует между собой третий и четвёртый тома «ТМ». Но не менее важно и то, как это событие отразится на настоящем, изменит его. Периодически возвращаясь в двадцатишестилетнего себя, главный герой видит перемены, но они его на радуют. Кто-то выжил, но в тюрьме, кто-то стал авторитетом, кто-то покончил собой… и на могиле Хины по-прежнему лежат цветы грустным символом необратимости. Но под конец четвёртого тома Кэн подготовил внезапный твист, у которого есть две стороны. Хорошая – у Такэмиччи что-то «вырисовывается». Плохая – внося такие изменения, можно растянуть сюжет вообще до бесконечности, меняя локации и персонажей по воле хаотично машущей крыльями бабочки. Но задел на будущее неплохой. Во всей истории ощущается, конечно, лёгкая нелогичность, помноженная на гормональную эмоциональность героев, но всё равно, «Токийские Мстители» — очень крутая манга, выводящая уличную романтику на новый уровень стиля. Как бы это не выглядело «фантастичным» в глазах настоящих пацанов с района.  XL Media продолжает выпускать «ТМ» по два тома за раз. В начале каждого есть очень подробное, не дающее ни малейших поводов придраться объяснение того, почему на страницах манги демонстрируется один запрещённый символ. В третьем томе 386 страниц, в четвёртом 402, есть цветные вставки, твёрдый переплёт, цветные суперобложки, изображения действующих лиц на форзацах. Тиражи не указаны.

www.xlm.ru

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s