Мнение: Очень странные дела (четвёртый сезон)

Признаться, я не знаю, откуда пошла привычка сравнивать что-то «ну такое себе» со шляпой, говорить «это какая-то шляпа». Но вот в данном конкретном случае аналогия получается более чем подходящая, поэтому я могу смело заявить: четвёртый и, чего уж там, долгожданный сезон «Очень странных дел» — это шляпа. Причем до краёв наполненная известной и дурно пахнущей субстанцией. Давайте попробую это аргументировать.

Пересказывать сюжет особого смысла нет (в конце концов, вы могли ещё не увидеть сезон и вам совершенно точно не нужны спойлеры), отмечу лишь, что он разделён на три сюжетные линии, в каждой из которых разделившиеся на, соответственно, три группы хорошо знакомые персонажи проходят квест той или иной степени идиотии и сценарной беспомощности. Об идиотии позже, а беспомощность заключена в сюжетной линии Одиннадцать. Не придумав ничего нового, братья Дафферы, создатели сериала, вновь возвращают её «любимому папочке» (которого, вроде бы, укокошили в первом сезоне, но нет) в лоно секретного правительственного эксперимента. Зачем придумывать что-то новое, если на фанатов и так хорошо действует камера сенсорной депривации и блуждания в темноте. Милли Бобби Браун снова бреют под машинку, но, знаете, это почему-то не срабатывает, наверное, потому, что в первом сезоне хорошо играла двенадцатилетняя девочка, а здесь по её стопам пытается идти дама, которая одевается как сорокалетняя гламурная модель и уже знает, что такое филлеры и куда их можно вставить. Так что страдания героини проходят мимо, девочка созрела и теперь выглядит не невинным ребенком, а колхозницей, которая не может вписаться в общество городских (см. первую серию).

Вообще, взросление актерского состава – главная беда «Странных дел», ну не знают авторы и сами актеры, что им делать с повзрослевшими подростками. Отсюда вытекает ситуация с Уиллом и Майком, некогда главными персонажами. Если когда-либо русскую культуру окончательно сотрут из всех школьных программ мира и контент стримингов заменит всё, что можно, на уроках «сериаловедения» будут писать сочинения «Проблема лишних людей в произведении «Очень странные дела». Помните, как все переживали, когда пропал Уилл?  Теперь мне за это несколько стыдно, потому что авторы сделали из него душного гея, который весь сезон слезно мечтает о жопке лучшего друга Майка. Который из лидера коллектива превратился в мерзкую, трусливую тряпку. Не знаю, чего хотели добиться Дафферы сценой на роллердроме, но они убили героя. Чувак, твою девушку прилюдно унижают, а ты стоишь в сторонке и «смело» рамсишь с диджеем, вместо того, чтобы подойти к ней, увести и послать хейтеров на четыре буквы «FUCK»? А потом ещё предъявляешь растоптанной и униженной девушке, что ты не понял и вообще, зачем она тебе, тонкой и ранимой натуре, врала? После это как персонаж Майк для меня умер. Да, в принципе, и для Дафферов тоже, они сделали всё, чтобы от Майка и Уилла в сюжете ничего не зависело и они вообще ни на что не влияли. Убери их из сериала, выкини из надоедливо-затянутого пустынного трипа — и ничего, вообще ничего не изменится. Они не нужны.

«ОСД» в свое время всем так зашли ещё и потому, что, уловив моду на ретро, сделали акцент на всяких гиковских вещах. В нынешнем сезоне всё это продолжено лишь в сюжетной линии, рассказывающей о том, как Дастин, Джо, Нэнси, Робин, Макс и Лукас противостоят Векне. Тут, в лучших традициях сериала, сплошные отсылки к голливудским ужастикам типа «Оно», «Кошмар на улице Вязов», «Один дома» и другим хитах эпохи видеопрокатов. Заодно и из Нолановского «Начала» идей подтыривают. К этой линии придраться особо не получается, единственное «но» — местами затянуто. Да, и тут братья Дафферы обеспечивают беззаботную пенсию певице Кейт Буш, гоняя её теперь уже главный хит. Я, правда, не понял, как тут всё работает с песнями, но ничего, главное – зрелищно. Гейтен Матараццо категорически не спешит взрослеть, и, гляди-ка, чуть ли не единственный симпатичный персонаж из старой гвардии.

А вот третья сюжетная линия с освобождением Хоппера – это лютейший, концентрированный трэш, та самая идиотия. Да, фанаты сериала возразят, что, мол, это оммаж политизированным боевикам восьмидесятых, а там «советских орков» показывали именно такими. На что я возражу, что в тех же фильмах главными героями были всякие ван Даммы и Шварцы, маскулинные бруталы, что же вы во всем не копируете классику, выставляя на первый план исключительно сильных и независимых героинь? Как-то избирательно работает схема оммажей, не находите? Так вот, в конце третьего сезона Хоппер, вместе того, чтобы героически умереть, перенёсся на север СССР, в лучших традициях «патамушта». И теперь строит железную дорогу в «ГУЛАГе», терпя мучения и пытки от русских зверей. Если что, действие сериала происходит во время летних каникул, но на Камчатке (патамушта сценаристы перепутали Камчатку и Колыму) всегда зима и снег. Я погуглил, в это время года в данном регионе, оказывается, лето и вообще более-менее тепло, до 20+ градусов доходит. Почему функция «я погуглил» не входит в арсенал мартышек, на которых заменили голливудских сценаристов – хз. А главная фишка, без которой сюжет вообще бы не сдвинулся с места, заключается в том, что на советский уличный телефонный аппарат можно было позвонить (!!!) из Америки (!!!), и нужный человек наверняка оказывался возле него тогда, когда это нужно звонившему. Да (цензура) доступная женщина легкого поведения, у вас же в команде русские актеры были, спросили бы у них, возможно ли было такое или нет! Ну и дальше всё по классике: «самая охраняемая тюрьма СССР» лишена крыши и зэки сидят просто в клетках, зеков обязательно всё время бьют, предварительно покрыв матом, надзиратели-истерички (которые запросто прогуливаются чуть ли не под руку с контингентом, очевидно, не понимая, что при численном преобладании догадаться вырвать заряженный автомат у надзирателя и устроить ЧП с побегом у трупами – не такая уж непосильная задача даже для русских урок), зэки – внимание – зимой работают в железных кандалах на ногах. Под чудовищно пафосные марши. Кстати, все «хорошие» русские почему-то как на подбор фрики, вот один-в-один космонавт Андропов из «Армагеддона», смеются без причины, скаля зубы как обезьяны. Зеки, по логике дивного нового мира, должны были в камере насиловать хорошего «Миколу», эх, жаль, что сериал снимали до всем известных событий, горько плачут Дафферы, что не отработали эту повестку.

Зато бодро и на все сто отработали все остальные позитивные веяния свободного мира. Как принято у «Netflix», перед нами библия толерантности. Обязательно страдающий, прямо-таки вымаливающий жалость у зрителей гей есть. Лесбиянка, стесняющаяся подкатить к девчонке, есть. Весь сериал напрямую внушается, что наркотики – это норм и очень весело, пара персонажей тут всё время угашены и ведут себя как Бивис и Баттхед (блин, Чарли Хитон, как ты в это вляпался, ты ж вроде нормальный актёр?), а на протяжении всех серий мы Должны Искренне переживать за дилера, который толкает школьницам таблетки. Потому что он же отличный парень! Ещё один очень важный, я бы даже сказал, наиважнейший момент всей этой повесточной пропаганды: скажите, а кто тут главный злодей? Векна? Вовсе нет, что с того, что он убивает подростков, он и сам жертва, давайте и его пожалеем. Нет, злодей – капитан школьной команды по баскетболу Джейсон. Потому, что он традиционалист, выступает за странную хрень под названием «семейные ценности» и крайне религиозен, всё это готов защищать с оружием в руках. В общем, шизик и маньяк с точки зрения современного Голливуда. Или, говоря проще, типичный республиканец, американский ватник, которого как раз никто не должен жалеть, это ж не гей и не торчок.

Основной упор творцы четвёртого сезона делали на астрономический бюджет, мол, одна серия обходилась примерно в 20 000 000 долларов. Где все эти богатства – вопрос интересный, ничем выдающимся или даже масштабным картинка глаз не радует, всё как раз очень экономно. Много потратили на искусственный снег, необходимый для изображения СССР? Ну так, повторюсь, погуглили бы, глядишь, и сняли бы всё на задворках декораций школы Хоукинса. Никакого эпика и очень посредственные спецэффекты, он корявых демогоргонов до «уменьшения» главной героини. Один раз, правда, эпично роняют вертолёт, но даже если его сжечь вместе с экипажем, всё ровно обозначенные суммы как-то не набегают. Хотя я не бухгалтер, я зритель. Очень любящий, кстати, первые сезоны этого шоу. А тут…что-то пошло не так. То, что раньше казалось глотком свежего воздуха, теперь откровенно тянет канализацией. Такие вот странные дела.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s