Мнение: Эмма Г. Уайлдфорд

Двадцатые годы прошлого века. Англия. Во всем чувствуется чопорная атмосфера викторианской эпохи, но в воздухе витают и новые веяния, на которые, как нам показывают, быстрее реагируют женщины, нежели мужчины. Вот, к примеру, главная героиня этой графической истории Эмма Г. Уайлдфорд – для своего времени ее поведение можно назвать и прогрессивным, и вызывающим, смотря с какой точки зрения посмотреть. Эмма дочь аристократа, живет без особых забот, имеет хорошее воспитание, поэтому кажется, что все в ее жизни должно быть подчинено неукоснительному исполнению законов привилегированного общества. Но истинной аристократкой, частью высшего света выглядит все же ее старшая сестра, готовая смиренно молчать и исправно рожать детей своему мужу-банкиру, наводящему на Эмму скуку наравне с презрением. Эмма же выбрала для себя стезю поэтессы, что вызывает у многих вопросы. В этом разумеется, нет ничего предосудительного, ведь английская публика уже зачитывается детективами Агаты Кристи (как и отец главной героини), и ничего, что та женщина. Просто поэзия Эммы… весьма провокационна. Придерживаясь канонов классицизма, она порой вторгается в интимные, глубоко личные пространства, нисколько не стесняясь телесности (загораясь и такими новыми веяниями, как нудизм, из-за чего комиксу прилетает ограничение 16+), исследуя ее гармонию с душевными проявлениями. А еще Эмма романтична, как и многие барышни тех лет, поэтому неудивительно, что ее первой любовью стал Роалд, юноша из семьи, члены которой с крайне переменными успехами посвятили свои жизни путешествиям. Жених тоже отправился в экспедицию на север Финляндии, но спустя год от него нет ни одной весточки. Только стоит на полке нераспечатанным его последнее письмо с пометкой «Для Эммы Г.», и кажется этой самой Эмме, что там написано что-то очень важное, что-то о чувствах, о связях, которые соединят влюбленных на всю жизнь.

Несложно догадаться, что ожидание жениха затянется и Эмма отправится на его поиски сама. Буквально проламываясь сквозь сопротивление членов Британского Географического Общества, которые все сплошь убеленные сединами чопорные мужья, само воплощение патриархальных устоев. Придется отстаивать свои права и даже, о ужас, хамить, чем Эмма и занимается, демонстрируя, как виртуозно она владеет речью и как тверд ее характер, когда перед ней маячит цель. Девушка бросает выбор – и не сказать, что побеждает, скорее, на нее машут рукой, говоря про себя «Да пусть делает, что хочет, все равно сгинет, как и ее неудачник-жених». И это вот «пусть делает, что хочет» тоже можно интерпретировать как намек на успехи эмансипации, раньше женщины находились под контролем и вообще не могли бы помыслить куда-то уехать в одиночестве. Итак, сюжет переносит героиню и читателей, которые потихоньку начинают испытывать к ней симпатию, в Лапландию, где, кажется, Эмму ждет настоящее приключение. Но вот не стоит рассчитывать на полную опасностей и лихих перипетий историю в духе классических приключенческих романов от авторов-мужчин. Тут не будет перестрелок с аборигенами или бандитами, не будет схваток с дикими зверями, на пути странницы не повстречаются горы и непреодолимые торосы. Север здесь, конечно, опасен и непредсказуем, но при этом еще и крайне скучен. Он вымораживает из людей (или же только из мужчин, как можно подумать, когда доходишь до главного финального твиста?) душевный огонь и желание двигаться дальше. В то же время, север учит жить здесь и сейчас, и, загоняя в палатку холодом и ветром, который все сильнее выдувает из головы воспоминания об уютном и знойном летнем Эссексе, он открывает путь к той самой телесности, первобытности отношений, которая дарит ощущение тепла и защищенности. Это почти сакральная телесность, и, помимо нее, в этом романе будет много чего еще сакрального, что, так или иначе, под соусом из колдовства и нью-эйджа вплетено в идеологию современного феминизма. Например, Эмме в ее видениях предстоит разбудить т.н. «внутреннего ребенка» и исследовать аспекты своих отношений с матерью. Или же открыть «древнюю богиню» не только в окружающей природе, но и внутри самой себя. Вроде как об этом постоянно рассказывают всевозможные гуру-практики, предлагающие раскрыть вашу женственность и познать свою природу, но у Эммы это получается более естественно, натурально, мы понимаем, что это ее путь, который она исследовала еще в теплоте родного дома, открывая сердце для первой влюбленности и пытаясь трансформировать эти переживания в потоки поэтических образов.

Эмма способна влюбить вас в себя силой своего характера и личным обаянием, хотя сама же создает ситуации, когда невольно хочется, чтобы кто-то поставил на место «эту нахалку». Просто она вот такая, саркастическая и прогрессивная. С мужскими образами здесь все гораздо… сложнее. Поскольку комикс строится на актуальной фем-концепции, то мужчины здесь либо скучные ретрограды, не готовые к переменам и принятию женщин в новом свете, либо грубые патриархи, либо потерявшие (прежде всего, самих себя) предатели. Есть один важный и положительный персонаж, но, следя за развитием их отношений с Эммой, сложно не заметить, что девушка над ним доминирует, они не находятся на равных. Мужчины заражаются женской робостью, когда дело доходит до чего-то важного, женщины, напротив, берут все свои руки… или решают, куда должны двигаться руки мужчин. Подозреваю, что это понравится не всем читателям, и кто-то обвинит «Эмму Г. Уайлдфорд» в продвижении повесточек, чем авторы этого графромана, Зидру и Эдит, разумеется, заняты, показывая, что мир созрел для чего-то нового. Обманчиво созидая в традиции классического викторианского романа, они в итоге разрушают его каноны, показывая далеко не тот хеппи-энд, который стоило ждать от сюжета про мечтательную девушку, отправившуюся на поиски возлюбленного, и про загадочное (и такое традиционно-романтичное, обеспечивающее волнительные вздохи юных читательниц той эпохи) письмо.

Эдит, ответственная за рисунок и цвет, прекрасно работает с атмосферой кадра. Тут буквально таешь в зное летнего лондонского пригорода, нервно поеживаешься, погружаясь в свинцовый туман северного моря, проникаешься меланхолией скупых осенних пейзажей и сужаешь глаза, впервые вглядываясь в ослепляющее белое безмолвие Лапландии. Героиня, кстати, не прямо вот изысканно-красива, не лицо с картинки, но мила. Хотя, уверен, она бы наверняка остроумно осадила бы меня, если бы я назвал ее милой в лицо. Думаю, что ее (не)простая история придется вам по душе. Комикс вышел в издательстве «Манн, Иванов и Фербер» в твердом переплете. 110 страниц, тираж 3000 экземпляров. Перевод Михаила Хачатурова. В конце книги можно найти артефакты, призванные доказать подлинность изложенных событий, а также полный текст того самого письма.

https://www.mann-ivanov-ferber.ru

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s