Мнение: Джузеппе Бергман. Восточные приключения

В 1983-м году Мило Манара в компании друзей, которых он именует «западными рационалистами», отправился в путешествие на модный у интеллигенции и у продвинутых искателей истины Восток, совсем другой мир с точки зрения европейца. Мир, где научный прагматизм западной цивилизации может практически без боя проиграть метафизике, густо заполняющей духовное и физическое пространство этих загадочных мест. И подобные потрясения способны привести к столь искомому Просветлению у отдельно взятых личностей. Спустя несколько лет Манара трансформировал свои ощущения от того путешествия в третий том «Джузеппе Бергмана», продолжив этот цикл сновиденческих и странных, Мебиусоподобных историй.

Первое, что удивляет в «Восточных приключениях»: красавец-мужчина, но весьма неудачливый «приключенец» Джузеппе здесь категорически не главный герой. С ним, конечно, продолжает происходить разное, опасное, значительное и нелепое, но все его приключения (включающие галлюциногенные блуждания по древним пещерам, скитание по пустыни, кораблекрушения и гонки на грузовиках) на Востоке, коих другому автору хватило бы на полноценный роман про какого-нибудь Дирка Питта и ему подобных молодчиков, в итоге умещаются на несколько страниц в виде беглой ретроспективы. Главную же героиню зовут Франческа Фоскари, она вроде как типичная «девушка Манары»: молодая, ослепительно жгучая брюнетка, сексуальная в той воспетой Мило чрезмерности, из-за которой все мужчины вокруг нее превращаются в похотливых самцов, а судьба в лице всесильного художника-творца (о роли которого прекрасно рассказано во втором томе серии) то и дело бросает ее в ситуации, когда просто необходимо светить голым телом, хотя Франческа и пытается быть «не такой!». К тому же мадам Фоскари является женой высокопоставленного полицейского чиновника (что не мешает ей иметь пылкого любовника) и, как и многие дамы из высшего общества, она предпочитает не сидеть дома, мучаясь бездельем, а заниматься какой-нибудь культурной деятельностью. Она числится исполнительным продюсером экспериментального фильма, со съемочной группой которого случилась, видимо, некая неприятность на пути к Катманду. Группа перестала выходить на связь, а присланные пленки с отснятым материалом странным образом оказались бракованными. Кого же еще послать в загадочные и, чего уж там, дикие с точки зрения европейца места на поиски коллег, как не красавицу Франческу?

«Восточные приключения» начинаются в стиле поздних фильмов Тинто Брасса: оголяется плоть, происходит спонтанный и страстный секс на лестнице и с подглядыванием, прежде обнюханные трусики убираются в карман на память и так далее, итальянские режиссеры эротического кино мастера изображать все это. Но затем на страницы графического романа будто бы заглядывает Терри Гиллиам. Речь идет о том самом фильме, сцены из которого занимают чуть ли не половину книги. Нам показывают странствия белого рыцаря на черном коне, все происходит вроде как в эпоху Крестовых походов (отсюда и необходимость снимать рыцарское кино на Востоке), но сюжетные перипетии картины оказываются настолько фэнтезийными и запутанными, что проще считать это все сюрреалистическим артхаусом без привязки к историческим реалиям. Рыцарь, как и положено, спешит совершать подвиги, он также, как и его мифические коллеги, сражается с чудовищами и пытается спасать красавиц, но это не приносит никому спасения или счастья, в том числе и главному герою, превращающемуся в одинокую, трагическую фигуру, уходящую в безумие на фоне огромного, непознаваемого и пугающего мира, который Манара намеренно вырисовывает вокруг этого героя черной тушью, окутывающей горы и пейзажи тяжелыми и мрачными облаками. Ассоциации с творчеством Гиллиама вызывает не только образ этого несчастного дона Кихота, сюжет комикса наполняют необъяснимые взаимосвязи мира придуманного, запечатленного на тонкой целлулоидной ленте, и мира реального. Так, «стертые» пленки с фильмом вдруг «оживают», когда группа Франчески попадает в то место, где происходили съемки. А это Пакистан, Индийский океан, Индия, знаменитые сакральные центры Варанаси и Гималаи, становящиеся самоцелью путешествия главной героини. Интересен подход к исследованию этих центров белыми искателями Истины — как в России говорят «без поллитра не разберешься», применительно к головоломным вопросам, перед которыми рациональный мозг пасует, так и всевозможные хиппи, заполонившие Индию и осевшие на Гоа, не могут понять духовную природу этих мест без косяка (наркотики – зло, никто их здесь не пропагандирует!). Очередная порция иронии от Манары, который в качестве основного элемента достижения просветления, если я правильно понял финальные сцены, все же рекомендует секс. «Ты спишь?», спрашивает Джузеппе главную героиню на вершине холма, с которого открывается вид на Лхасу, и, услышав ответ «Нет», тянется к ней… так, через метафору, герои пробуждаются от иллюзий в этой священной точке, а там и до исследования принципов Тантры недалеко. Но Просветлению и Пробуждению на протяжении всего романа готовятся помешать самым радикальным способом военные, судя по форме и обращению друг к другу, то ли англичане, то ли американцы. С первой же страницы они планируют взрыв в Тибете, обсуждают эвакуацию и прочие детали операции. Последующее их появление между основными событиями комикса только повышает градус напряжения, наподобие тикающего таймера, приближающего катастрофу. Ну а последние страницы «Восточных приключений» можно отнести к весьма часто тиражируемому в массовой культуре образу разрушения мира на примере двух влюбленных и вырастающего на горизонте… впрочем, увидите сами, чего там вырастает.

Ранее Манара исследовал взаимосвязи кино и комиксов с реальностью, помещая своих персонажей в пограничное состояние бытия и небытия, когда они прекрасно осознавали себя героями чьих-то других историй, на развитие которых не имели ни малейшей возможности повлиять. У героев «Восточных приключений» тоже со свободой воли обстоят дела неважно, хотя некоторые существенные изменения есть. Тот же Бергман, кажется, больше не интересен автору именно как герой приключенческого романа, ведь, в конце концов, ну сколько можно рассказывать одни и те же истории про погони, преследования и опасности? Да еще и в реальности, где это вообще может не иметь никакого смысла, когда у серьезных дядей есть красная кнопка и они могут все это закончить в любой момент? Отсюда и дикий интерес к восточной философии, где, в общем-то, жизнь в целом не имеет смысла и взгляд на нее с точки зрения западного человека категорически-иррационален, что очень привлекает и заставляет погружаться во все это с головой… как-то порой забывая, что как раз голову, пристанище разума, лучше оставить в стороне, доверившись чему-то другому. Ну и прием «истории внутри истории, влияющей на всю историю» тоже весьма эффективен и занятен. Некоторые кадры из «фильма» даже отсылают к прошлым томам серии, вспомните эпическое разрушение в финале «Африканских приключений» и узрите его детали здесь.

Философия и мистика — это, конечно, здорово, но и для ценителей фирменной Манаровской эротики тут раздолье. Обнажение по поводу и чаще без, возбуждающая сексуальность, граничащая с брезгливой физиологичностью плоти, пикантности и выстроенный вокруг них незамысловатый юмор – всего этого в избытке. По традиции, хватает продолжительных сцен, не влияющих совершенно ни на что, зато «требующих» от Франчески и других дам преодолеть стыд и показать «кое-что». Вообще именно в этом томе внушительное количество проходных персонажей, которые мелькают и исчезают без следов и последствий, у них нулевая сюжетная значимость. Серьезные сценаристы за такое наверняка погрозили бы Манаре пальчиком. Но, как мы помним, он здесь бог, в его власти и секс, и погони, и скабрезности, и индийские йоги (остроумно демонстрирующие неспособность европейского человека понять и принять Восток полностью и до конца; только ты, кажется, все осознал, а тут перед тобой голый мужик посреди улицы стоит на голове и все местные ему молятся), и левитирующие монахи, и белый рыцарь на черном коне. И да, хоть у Бергмана тут и небольшая роль, нам не забудут почеркнуть его значимость. Во время «плохого трипа» по истории всей мировой живописи, начиная от наскального рисунка и кончая творчеством импрессионистов и авангардистов, мы видим Джузеппе в роли архетипичного героя, пытающего убежать от смерти и искушений, трусливо (но кто его в этом упрекнет?) не желающего вписываться в эту вечную череду насилия и страсти, мотивирующих людей веками на подвиги и приключения, которые Бергман так яростно желал еще совсем недавно. А, может быть, нам показали его в образе вечного скитальца, свидетеля важнейших событий в истории мира, которые он, как и многое из того, что мы видим в «Восточных приключениях» Франчески, умудрился пропустить, занявшись банальной «героикой»? Да, Манара заставляет думать не только о том, почему мерзкие мужланы так жаждут засовывать в рот женщинам их трусики.

Цикл романов «Джузеппе Бергман» подходит к финалу, на очереди последний том, выходящий на русском совсем скоро. Третий том увидел свет на «Фабрике комиксов» в стандартном альбомном формате с твердым переплетом серой цветовой гаммы. Есть «полусупер», скрывающий на обложке самое интересное. 112 страниц, тираж не указан.

http://www.comics-factory.ru

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s