Мнение: Чужие. Мертвая орбита

Изначально Джеймс Стокоу предложил издательству «Dark Horse» историю об отряде морских пехотинцев, оказавшихся запертыми в лаборатории-лабиринте, в которой располагался целый рой ксеноморфов. С предсказуемыми последствиями. Сюжет был вдохновлен второй частью кинофраншизы и должен был быть наполнен экшеном, но в результате так и остался папкой с черно-белыми и цветными эскизами, а сама идея переросла в «Мертвую орбиту», историю противостояния простого и одинокого человека с космическим монстром в замкнутом пространстве, в котором гораздо громче звуков разрушений и предсмертных воплей звучит с ужасающей необратимостью отчет часового механизма.

Действие комикса происходит на станции «Сфактерия», принадлежащей компании «Вэйланд-Ютани» и выполняющей на космических маршрутах будущего важную, но малогероическую функцию заправки и перевалочного пункта. И да, как вы лодку назовете, так она и потонет – сочетание букв «фак» в названии станции прямо намекает на то, как будет развиваться ситуация после того, как обслуживающий персонал «Сфактерии» решит проверить, что же случилось на борту старой посудины, оказавшейся неподалеку от них. Ладно, в оригинале станция «Sphacteria», как и многие объекты во вселенной ксеноморфов, носит греческое название, но я просто не мог пройти мимо такого многообещающего созвучия. Продолжим.

Поскольку фильмы про Чужих в их лучшем проявлении – это всегда истории противостояния фантасмагорических инопланетных тварей и обычных людей (а не дебилов, которые, называя себя учеными, колонистами и профессиональными военными, первым делом при встрече с инопланетными загадками спешат снять шлем, потыкать куда-нибудь пальцами и подышать непонятной пыльцой), пришло время познакомиться с главным героем. Его зовут Василевский, он инженер, на вид простой мужик, немногословный работяга, этот образ возникает на первых же страницах, формируясь из скупых фраз и поступков. Начальные кадры тоскливого космического быта дают понять, что это неспешный, обстоятельный, все контролирующий человек. И при этом он обычный «винтик» в механизме «Вэйланд-Ютани». И вот ситуация складывается так, что он остается один на один с чудовищами. Как так получилось, куда делась команда и откуда вообще взялись чудовища? Тут Стокоу прибегает к хорошо себя зарекомендовавшему способу повествования, когда сюжет разворачивается в двух параллельных временных линиях. В «настоящем» Василевский спасается от Чужого, пытаясь сохранить в своих руках некий чемоданчик, о содержимом которого мы узнаем чуть позже, но можем догадаться и сразу, спасибо таймеру, задающему от кадра к кадру мощное нервное напряжение и элемент безысходности, сквозь которую главгерой упорно прорывается изо всех сил, стараюсь урвать еще лишнюю минутку жизни для того, чтобы довести до конца задуманное. При этом в его голове – а значит, и на страницах комикса – прокручиваются события, приведшие к данной ситуации. Вот он сам вместе с экипажем, члены которого лениво переругиваются и отсыпают дежурные шутки, дуреет от безделья на своей «заправке». Вот появляется неопознанное судно, не реагирующее на сигналы. Вот разведывательная миссия приводит к обнаружению членов команды и к тому, что они попадают в крайне плачевное состояние. Потому что космос здесь реалистичен до ужаса и уничтожать людей может не только с помощью плюющихся кислотой ксеноморфов, но и с помощью несовершенных и старых технологий, которые глобальная корпорация не думает модернизировать или делать безопаснее. Вот уже на «Сфактерии» происходит что-то пугающее, пахнет кровью и кислотой, ревет и доводит до истерики мельканием красного цвета сигнал оповещения об опасности, а обитатели станции превращаются в мишени, в паническом ужасе пытающиеся спастись в узких коридорах и темных комнатах. В общем, все по заветам франшизы, Стокоу наверняка с десяток раз пересмотрел все части, выбрал для себя любимые сцены, на которые сделал милые сердцу таких же ярых фанатов отсылки в своей работе, подкупающей тем, что составляющая «что происходит» полностью гармонична с составляющей «как это нарисовано», что лично для меня очень важно в комиксе, особенно в том, который рискует преподноситься аудитории как «авторский».

Канадский художник, надо заметить, вообще счастливчик, ведь ему выпал шанс поработать сразу с двумя воистину культовыми монстрами масскульта – с Чужими и с Годзиллой. И этот шанс вместе с кредитом доверия от издателей Джеймс использовал на 100%, задействовав все фирменные фишки своего сверхдетального стиля. Вид космических объектов на фоне холодной бесчеловечной пустоты космоса, видавшие виды интерьеры станции, инопланетные телесные модификации и кровавые сцены появления ксеноморфов – все это оборачивается чередой ярких (еще одна узнаваемая фишка художника, который вообще любит единоличный подход к работе и занимается не только сценарием и рисунком, но также покраской и леттерингом) образов и ситуаций, занимающих порой целые страницы, на которые запросто можно залипнуть на неопределенное время. И прекрасно работает на создание особой, «чужой» атмосферы. Сцена в медицинском отсеке, к примеру, просто шедевральна… пусть и ужасающа в своей анатомической жестокости, но в этом чувствуется какая-то яростная красота. Стокоу умеет выдать драматичные эпизоды по всем правилам, манипулируя с атмосферой комикса так лихо, что чтение «Мертвой орбиты» обостряет не только зрение и тактильные ощущения от соприкосновения с самой книгой – может случится так, что вы начнете ощущать запахи, которые «выдаст» услужливый мозг, «напитавшись» визуальными ассоциациями, или слышать звуки, к примеру, ритм таймера или, что вероятнее, давящую тишину, в которой каждый шорох легко идентифицируется, ведь именно так звучит Смерть. Еще одна интересная деталь: внешний вид персонажей был вдохновлен мангой Сиро Масамунэ, создателя куберпанковского культа «Призрак в доспехах». Так что любовь к японской культуре у Стокоу проявляется не только в образе Годзиллы, через нее в «Мертвую орбиту» проникает что-то анимешное. Слегка. 

Не скажу, что это что-то новое в мире «Чужих», но это точно квинтэссенция того, за что мы любим мир «Чужих». Так что на звание одного из лучших комиксов по данной франшизе «Мертвая орбита» запросто может претендовать. И русское издание от «Белого Единорога» под стать: история Василевского вышла в твердом переплете с цветным супером (на самом харде представлены также цветные арты), в «коллекционном» формате 206х314. Бонусами представлены черно-белые карандашные и чернильные «заготовки» для той самой изначальной версии сюжета, о которой написано выше, с короткими комментариями автора. 120 страниц, рекомендованная розничная цена 1200 рублей, тираж не указан.

https://vk.com/white_unicorn

Мнение: Чужие. Мертвая орбита: 2 комментария

  1. Комикс очень крутой, как с точки зрения нарратива, так и с точки зрения графики. Финальное сражение это вообще что-то с чем-то!

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s