Мнение: Бэтмен. Смерть в семье

1 (5)

Честно говоря, в наши дни массовое голосование на тему «Жить этому человеку или умереть?», пусть даже речь шла о выдуманном персонаже, выглядело бы пугающе-странно (как минимум, воплощением антиутопичных прогнозов в духе «Бегущего человека») и наверняка вызвала бы общественную негативную реакцию. То ли дело в восьмидесятых, когда трава была зеленее, волосы синее (об этом позже), спойлеров никто не боялся (об этом тоже позже), а Бэтмену как раз стукнул первый «полтинник». Именно тогда, в 1988-м году издателям в DC Comics, а также немалому количеству читателей стало казаться, что Джейсон Тодд, сменивший в качестве Робина Дика Грейсона и ставший новым юным помощником Тёмного Рыцаря, ведет себя на страницах комиксов неподобающим образом: парень часто давал волю эмоциям, был вспыльчив, легко шёл на конфликт и даже позволял себе оспаривать решения и поступки своего старшего товарища. Есть также версия, что всё это он делал под «руководством» Джима Старлина, который тогда был сценаристом серии и за что-то паренька невзлюбил. Так или иначе, было принято решение, что судьбу спорного персонажа решат сами читатели путем голосования. 15 сентября 1988-го года любой желающий мог позвонить по одному из двух номеров телефона (в сборнике есть афиша с этими номерами, но лишь в качестве исторического раритета, сейчас набирать их бесполезно. Проверено) и решить, будет ли Джейсон Тодд жить или умрёт. Что вы там подумали про гуманизм? Напрасно-напрасно, пусть и с не очень большим перевесом, но победила Смерть, превратив комикс в первый пример «массового убийства» неугодного героя.

2 (5)

Так вот, о спойлерах. За сроком давности они здесь не работают, поэтому и обложка сборника сразу демонстрирует его основное событие, и в начале каждой из шести глав «Смерти в семье» авторы беззастенчиво перечисляют, что случится с героями дальше. Убивая всякую интригу? Вовсе нет, сюрпризов здесь хватает, ведь Старлин, оперативно реагируя на реальные исторические и политические события конца восьмидесятых, придумывает бодрую «джеймсбондовщину» с обязательными погонями, перестрелками, предательствами и путешествиями в экзотические страны, где гиперзлодеи готовят очередной план по уничтожению если не всего мира, то его самых демократичных стран и их ближневосточных сателлитов. Но начинается всё в Готэме: Брюс Уэйн всё чаще обращает внимание на то, что с его напарником что-то происходит и он всё чаще выходит из-под контроля, порой проявляя жестокость. Сам Джейсон неожиданно узнаёт, что его умершая мать, которую он так оплакивал – не его родная мать. Тут же находятся три кандидатки на эту роль, причём все три женщины непростые (среди них есть израильская шпионка и «солдат удачи»). Более того, по старой-доброй голливудской концепции «Земля – очень маленькая планета, на ней все расположено рядом и нужные люди находятся по-соседству», все три оказываются практически в одном месте, в соседних странах Ближнего Востока, куда Тодд и срывается в самоволку. За ним бросается Брюс Уэйн, но встретившиеся в Ливане готэмские герои пересекутся с самым главным участником грядущей и решеной по телефону драмы. Джокер, в очередной раз сбежавший из Аркхема, занимается теперь продажей оружия массового поражения. И надо иметь примерное представление о ситуации в Ливане и в Иране в те годы, чтоб понять, насколько востребованы подобные дельцы были в том регионе. И насколько абсолютно капиталистическое мировоззрение демонстрирует Брюс, оказываясь в одном из лагерей беженцев, где «процветает» голод: думает о том, чтобы отправить чек посолиднее в фонд помощи и поскорее забыть обо всём увиденном.

3 (4)

Да, Робин-Тодд умрёт. Но сначала он переживёт массу приключений, встретиться к кандидатками на роль своей матери и спасёт мир. А Бэтмен… останется в печали и один. Но внезапно оказывается, что даже это не самый ожидаемый сюжетный твист комикса. А вот появление Джокера в статусе полномочного посла одной восточной страны представляется очень крутой авторской задумкой. Не могу утверждать с уверенностью, но для 1988-го года появление в комиксе Аятоллы Хомейни было наверняка более обсуждаемым событием, чем появление Владимира Путина в «Doomsday Clock». Да и вся идея о том, что теперь за безопасность Джокера отвечает Супермен, вынужденный сдерживать своего старого друга, выглядит замечательно, показывая, что ты можешь быть хоть трижды супергерой, всё равно всем правят политические шишки, и они найдут способ сдержать любые «неправомерные» порывы. Художником серии выступил Джим Апаро, рисует он неплохо, но у меня есть два вопроса: почему у главных героев синие волосы (хотя наверняка это связано с особенностями типографской печати на дешевой бумаге, на которой тогда выходили комиксы) и почему Джейсон выглядит как здоровенный, взрослый детина, который ну никак не тянет на «проблемного юношу», при этом выдавая раз за разом типичный подростковый бунт? Мелочь вроде бы, но из-за этого сцены, когда амбал лет за тридцать сентиментальничает над семейными фотокарточками или устраивает мелодраматические сцены с потенциальными матерями, выглядящими как минимум не сильно старше, а то и наоборот, воспринимаются как-то неоднозначно. И я, наверное, пропустил момент, когда подбородок Джокера удлинился и стал выглядеть совсем уж неестественно.

Разумеется, «Смерть в семье» — большое горе и тяжелый удар по Бэтмену, который снова фактически потерял смысл жизни. Негоже оставлять старого друга в таком плачевном состоянии. Поэтому вторую половину этого сборника от «Азбуки» занимает не менее культовый и значимый сюжет «Одинокое место для смерти» Марва Вульфмена. Брюс в отчаянии, он не заботится о себе, лезет под пули и подставляется под ножи, чем сильно беспокоит верного Альфреда. Тем временем в городе вновь появляется Двуликий, повернутый на «двойках». И это хорошо, потому что его планы можно вычислить, надо лишь отталкиваться от наличия этого числа, что и делает Бэтмен. Кстати, эпизоды, когда страница комикса разделяется на две половины и мы видим, как с помощью логики и рассуждений два заклятых противника погружаются в планы друг друга, демонстрируя в общем-то схожий тип мышления, можно назвать одними из лучших вообще во всей книге. Тем временем команда «Новых Титанов» (сюжет развивался внутри их серии, что несколько неудобно, потому что с самими участниками команды российских читателей знакомили мало и значимость того или иного персонажа для развития сюжета порой трудно оценить) разыскивает Дика Грейсона, бывшего Робина и нынешнего Найтвинга, которому предстоит вернуться к своим корням, помочь владельцу цирка, в котором прошла его молодость, и разобраться в самом себе. А в это время в особняк Уэйнов стучится парнишка по имени Тим Дрейк, фанатеющий от Робина/Грейсона, и отлично осведомлённый о том, кто прячется под маской Бэтмена. Его аргументы, кстати, выдают не гения в парнишке, а дебилов в администрации Готэма и среди простых граждан, которые долгие годы не могли сложить «дважды два», но это такая избитая тема «бэтменологии», что даже касаться её не хочется. Дрейк начинает буквально доставать Дика своими идеями о том, что Бэтмен не может без Робина и нужно срочно вернуться к своей старой роли. Тим, кстати, персонаж весьма раздражающий своим идеализмом и напором (иногда у меня возникала мысль, что не того «убили телефоном»), он ведёт себя как «доставучий всезнайка», но, может быть, это именно те качества, которые нужны новому помощнику Бэтмена?

4 (3)

В мире комиксов есть множество историй, к которым намертво прилипли слова «культовый» и «знаковый». Иногда – заслуженно, иногда… Для своего времени «Смерть в семье» и «Одинокое место для смерти» стали и культовыми, и знаковыми, и не только благодаря маркетинговому интерактиву со звонками и выборами. Это одни из важнейших этапов «взросления» комиксов, символ постепенного выхода с территории детских развлечений, и это истории, поднимающие вопросы извечных отношений между людьми, которые перед лицом трагических обстоятельств совершенно не важно, во что одеты, в повседневную одежду или в костюм супергероя. Поэтому к данным сюжетам обращаются до сих пор, вписывая их в новую мифологию Бэтмена – достаточно вспомнить «Смерть семьи» Скотта Снайдера, ставшую одним из самых драматических и напряженных эпизодов его бэт-рана в рамках The New 52, или же «Одинокое место для жизни», которое подыскивал Джеймс Тайнион IV в своем Rebirth’овском «Detective Comics». Можно считать «Смерть в семье» и первой ласточкой (или бэтарангом?) в планах «Азбуки» по осторожному изданию старых, классических комиксов, которые пока ещё не всегда хорошо себя чувствуют в топах продаж. Надеюсь, эксперимент будет успешным. В книге вы найдёте воспоминания Марва Вулфмена о его работе над комиксом, биографии создателей и много-много примечаний. И одну страницу с альтернативным финалом… кое-кто верил, что читатели проголосуют иначе. Твёрдый переплёт с лакировкой, 280 страниц, тираж 5000 экземпляров.

www.azbooka.ru

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s