Мнение: Сказки. Книга восьмая (издание делюкс)

1 (1)

Писать обзоры на очередные тома «Сказок» становилось раз за разом всё труднее. Это вообще проблема долгих серий, когда делать акцент на персонажах уже моветон, потому что про них было сказано не единожды, описание сюжета всегда чревато спойлерами, а его разбор неизбежно натыкается на что-то из сказанного тобою же ранее. Но в целом о событиях, творящихся в сказочном мире Билла Уиллингхэма к началу восьмого тома, можно сказать следующее: «хочешь мира – готовься к войне» и «добро должно быть с кулаками». Сказки, живущие в нашем мире, нанесли значительный урон Империи мастера Джепетто, и теперь могут позволить себе диктовать условия в не совсем дипломатических переговорах. Империя, по классике, готовится к ответному удару. Кругом шпионы, вооруженные хитроумной магией, сказочные персонажи под руководством Бигби проходят курсы «молодого бойца» в лучших боевых лагерях мирян, не лишним методом дознания являются старые недобрые пытки. В такой ситуации, обнажающей истинную суть вещей и людей – притом, что многим это пошло на пользу, взять того же Прекрасного Принца, который на посту мэра Сказкитауна победно миновал стадию «человека не на своём месте» и проявил себя как жесткий, порой отталкивающий, но грамотный и дальновидный руководитель, — разве кому-то есть дело до простого уборщика? Вот Амброзий, он же Мухолов, всё время был на виду, помахивал метлой, бродил в своей оранжевой робе и в странной лягушачьей шапке, иногда давал ценные советы и помогал другим, проявлял себя как верный друг и вроде как был предметом симпатий Красной Шапочки. Но потом ему принесли страшную весть о его семье и он изменился: перестал убираться, зарос рыжими волосами… и стал главным героем настоящей Сказки. Если хотите, Эпоса. Рыцарского романа. Или даже Библейского сюжета. Потому что в своём образе объединил всё это, став для окружающих и для самих читателей воплощением ключевых мифических архетипов, многие из которых оказали огромное влияние на наш мир и сформировали образ жизни и тип мышления.

2 (1)

Итак, Мухолов, он же принц Амброзий, отправляется в свой Крестовый поход против Империи. Для этого ему нужны волшебные доспехи (благо, они годами весят в офисе), меч Экскалибур и помощь настоящего рыцаря, сэра Ланселота Озёрного. И не беда, что он давно уже мёртв – скоро всё воинство Амброзия будет состоять из призраков умерших сказок. На артурианскую суть Мухолова нам, кстати, давно уже намекало его настоящее имя, ведь Амброзием звали короля бриттов и дедушку легендарного короля. Так вот, Мухолов с Ланселотом подобно Данте и Вергилию спускаются в загробный мир, где делают бесплотным душам предложение, от которого те не могут отказаться – вернуться в мир живых и обрести плоть. Вся эпопея с походом мёртвых выглядит бесконечной отсылкой на истории Ветхого и Нового заветов: блуждание по пустыне, нужное для того, чтобы отсеять слабых и тех, кто не готов идти до конца (сорокалетнее турне под предводительством Моисея), просьба к пернатым слетать-разведать, не маячит ли на горизонте земля (сказание про Ноя, голубя и принесенную оливковую ветвь) и обязательное наличие собственных Иуд, без которых весь продуманный план может пойти насмарку. В последнем случае Мухолов перестает казаться древним королем и предстаёт аватаром Иисуса Христа. Своих последователей он буквально ведёт к Спасению (так называется новая страна на карте Империи) и призывает к битвам без жертв, заставляя своих призраков во время боя рыскать по душам противников и выискивать в них самое плохое, призывая каяться и искупать свою вину. Разумеется, ни Император, ни Джепетто, ни военноначальники Империи к такому не готовы, поэтому армии троллей и прочих чудовищ капитулируют и переходят на сторону противника. Мухолов становится народным героем, миф окончательно выбирается из оранжевого комбеза, замыкается и снова возвращается в свою мифическую форму, Король-Спаситель, мечтавший вначале о тотальном уничтожении противников, побеждает без помощи снайперов и подготовленных боевиков, становясь то ли пророком, вернувшим своих подданных на Землю Обетованную, то ли новым Пресвитером Иоанном, то ли Георгием Победоносцем. Христианские аллюзии поданы здесь на манер Клайва Льюиса и его «Хроник Нарнии», но кто скажет, что это плохо?

3 (1)

Чтобы ни было дальше, этот том выступает могучим крещендо глобального авторского замысла, демонстрируя не только целостную историю без явного присутствия столь любимых Уиллингхэмом сказочных филлеров (впрочем, наверняка зная о таком упреке в свой адрес, Билл здесь даёт понять, что его т.н. филлеры запросто могут влиять на всё происходящее и последующие события, взять хотя бы давно рассказанную страшную сказку в духе братьев Гримм о том, как Бела Снежка с сестрой нашли в домике почти сгоревшую ведьму), но и философскую, моральную подоплёку всей сказочной саги. Ну и над современностью Билл не забывает порассуждать-потешиться: волшебное зеркало, с помощью которого герои в Сказкитауне наблюдают за боевыми успехами бывшего уборщика в их родных землях, отлично отражает концепцию «тотального телешоу», в которое превратился весь мир. Кто-то смотрит реалити, отключая мозги и не отрываясь от экрана, а кто-то – и именно на это сцены комикса больше всего похожи — наблюдает в Белом доме за уничтожением террориста номер один в прямом эфире.

4 (1)

Целостной историю Амброзия делает ещё и то, что все выпуски нарисованы постоянным художником серии Марком Бэкингхэмом и выдержаны в едином, полюбившемся за предыдущие семь томов стиле. Чему ещё здесь можно удивиться? Визитом персонажей, которых уже не надеялся увидеть по причине их давнишнего выбытия из мира живых, и всё также прекрасными артами от Джеймса Джина, который вроде как чудовищно спойлерит на главной обложке книги, но не ведитесь на это, всё может быть совсем не так, как кажется. Отличный том, о котором писать как раз было совсем не трудно, а читать очень интересно. Здесь всё: боль, предательство, возвышение над собой, проявление силы духа, слава, удаль рыцарского романа, семиотика легенд и метафоры религиозного текста. И конечно, волшебство. Плюс очередные черновики Бэкингхэма из его сокровищницы Чаши, а также примечания для русских читателей. Твёрдый переплёт с суперобложкой, 240 страниц, тираж 4000 экземпляров.

www.azbooka.ru

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s