Мнение: Золотой ключ

зк1

Сказка Карло Коллоди «Приключения Пиноккио» была впервые опубликована в 1981 году в одной из итальянских газет. В 1935 году в газете «Пионерская правда» начинается публикация повести «Золотой Ключик, или приключения Буратино», которую сочинил Алексей Толстой на основе собственного перевода первоисточника. Обе книги стали классикой детской литературы, но, по вполне понятным причинам, в России «ремейк» известен гораздо больше, а его главный герой давно стал своим в доску (простите за каламбур) для нескольких поколений детей, настойчиво просящих родителей почитать им «Ключик» перед сном. Но вот только современные дети вырастают очень быстро, зачастую стремительно минуя стадию невинного и светлого детства, и сказки они воспринимают совсем по-другому. Да и жизнь такая, что часто приходится отбросить всякие уменьшительно-ласкательные «нежности» — и вот уже там, где на обложке раньше в золотых вензелях виднелось слово «ключик», теперь находится взрослое, короткое и чёткое слово «ключ».

зк2

Как, например, на обложке книги Екатерины Волжиной, которая переработала историю Толстого на новый, современный лад, поместив героев и действие в пространство среднестатистического российского города и его спальных районов. Романтично шумящее море (на самом деле нарисованное с холодной свинцовой синевой в волнах) намекает, что всё происходит в приморском районе, но это вообще не важно. Будь это Москва, Питер и Тамбов, пейзажи были бы одними и теми же – серые панельные дома, серые улицы, покосившиеся остановки, стены в уродливых граффити и с облупившейся шпаклевкой, помойки и жёлтые «Жигули» не дадут никакой географической привязки, разве что избрав в качестве пункта назначения весь «русский мир» в целом. В одном из домов художник, совсем не одинокий и не обделённый женским вниманием (если судить по бюстгалтеру, стыдливо выглядывающему из-под подушки и карандашным наброскам раскрепощенных дам; рисунок Екатерины вообще учит быть внимательным к деталям, тут куча отсылок, примет повседневности и ироничных моментов) разглядывает большое полено, из которого в следующем кадре появляется деревянный и вполне живой человек.

зк3

Беготня этого голого и лысого «Буратино» от полицейских на фоне «Выпечки и чебуреков» может напомнить о перипетиях фильма «Счастливый конец», но, пока вы будете думать, как вам теперь развидеть и выбросить из головы пластику актёра Юрия Колокольникова, сюжет вернётся на круги своя. «Буратино» узнает о тайне камина, пойдёт в школу, но завернёт в Music Hall, где мальчуковая группа, лабающая «душевные песни» под бас-гитару, пашет на злого продюсера Карабаса-Барабаса, похожего на разжиревшего байкера с фейс-контроля заштатного рок-клуба. Дальше сюжет пересказывать не стоит, его и так все знают, разве что нужно уточнить, что автор буквально вычищает из него всё сказочное и волшебное: Артемон теперь не говорящий, а просто пёс, Тортила – пенсионерка, рассекающая по пруду на катамаране и живущая в полуразвалившейся хибаре. Алиса и Базилио имеют «каноническую» внешность, но за животными мордами видны морды вездесущих гопников, а эти персонажи как никакие другие далеки от любой сказочности, являясь проводниками суровой реальности, приводящей не в Страну Чудес, а на обычную помойку. Сыщики, понятное дело, рядовые ППСники, ловко обращающиеся с резиновыми дубинками. А Мальвина? Возвышенная особа с голубыми волосами (что, если учесть моду 2018-го на прически, вообще уже никого не удивит), вокруг которой печально бродит хипстер Пьеро.

зк5

Не скрою, местами «Золотой Ключ» выглядит как серия мемов про героев популярных зарубежных фильмов и сериалов, оказавшихся в российской действительности настенных ковров. Иллюстрациям сознательно придаются меланхоличные оттенки, цветом пожухлой осенней листвы вызывающие чуть ли не депрессивное состояние. С одной стороны. С другой, часто возникает желание напевать под нос про «это всё моё, родное», угадывая локации, ситуации и действующих лиц, идентифицируя их не в героями детской книжки, а с обычными людьми на улице. Конечно, «отдирание» от «Буратино» сказочной позолоты – вещь очень болезненная и лично для меня эта процедура оказалась несколько неприятной. Фантасмагоричности и абсурда оригинала, на которые дети внимания не обращают, а взрослые потом годами ломают голову (откуда куклы в театре Карабаса узнали Буратино и почему звали его по имени, если его пару дней назад выстругал из полена папа Карло?), здесь нет и в помине, отчего история Буратино выглядит как хроника реальных событий, как полный метр подросткового кино, захватившего вместе с приключенческой составляющей кучу социальных мотивов и проблем.

зк6

Екатерина Волжина является художником-иллюстратором, и это хорошо заметно; хотя бы в том, как она виртуозно обходится без слов, отталкиваясь от всем знакомого текста Толстого, заключая в кадр (стандартно один на странице) несколько абзацев оригинала и даже больше. Заметно это и в стилистике рисунка, выполненного с помощью акварели и цветных карандашей (не факт, просто доверяю своим глазам), за которыми проглядывают контуры, сделанные простым карандашом. Детали рисунка, как сказано выше, притягивают внимание занятными отсылками и мини-приколами: Базилио носит на груди значок распространителя БАДов («Хочешь похудеть? Спроси меня как»), в вывеске таверны «Три пескаря» обыгрывается «макдональдсовский» логотип (как это в реальности делала сеть «шаурмячных» закусочных), чего уж говорить про такие «родные» мелочи, как «ёлочка-вонючка» в салоне автомобиля.

зк7

При всем этом Волжина отступает от сюжета «Золотого Ключика» только раз, изменив финал, перевернув тем самым всю идею и смысл. Может быть, это постмодернистская игра, совмещающая реальность и выдумку. Может быть, намёк на то, что у нас снимают одну «чернуху», даже тогда, когда пытаются сделать что-то для детей. Варианты есть и над ними стоит поломать голову. Стоит ли давать «Золотой ключ» совсем маленьким «фанатам» Буратино? Нет, пусть лучше они пребывают в задорной атмосфере первоисточника. Эта же книга больше нацелена на подростков, она даёт им привычные типажи и координаты поведения и стиля – а вот хорошие ли это типажи и координаты, вопрос уже не к художнице, она увидела жизнь своих героев именно в таком ракурсе и свете. Но с подростками «Ключ» однозначно говорит на одном языке, пусть здесь и не произносится ни слова.

Выпуском книги занялись «Jellyfish Jam», решившие немного уйти в «неформат» под книжную ярмарку «non/fiction», где были представлены эти и другие новинки издательства. Книга вышла в твёрдой обложке, в формате 250х250мм. 48 страниц, тираж 2000 экземпляров.

https://vk.com/jellyfishjam

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s