Мнение: Посторонний

пос1.jpg

Графическая адаптация дебютной повести (всё-таки повести, а не романа, как указанно на обложке) французского писателя Альбера Камю, ставшей классикой мировой литературы и оказавшей значительное влияние на многих творческих людей. Так, группе «The Cure» в свое время пришлось оправдываться, доказывая, что в названии песни «Killing An Arab» нет никаких намёков и призывов, только отсылка к классике от нобелевского лауреата. Также повесть была экранизирована знаменитым режиссёром Лукино Висконти, позвавшем на главную роль Марчелло Мастроянни. Но мы поговорим всё же о «комикс-версии» от Жака Ферандеза.

пос2

Главный герой «Потустороннего» принципиально не представлен нам, читателям, по имени – все зовут его по фамилии, Мерсо. Это молодой мужчина, живущий в Алжире, который во времена действия повести был французской колонией и официально считался территорией Франции. Так вот, Мерсо не сказать что очень приятный и интересный тип. Он замкнут, немногословен, безэмоционален и откровенно безразличен к тому, что происходит вокруг, с одинаковой отстраненностью получая известие о смерти матери или же выслушивая признания старика-соседа, потерявшего свою собаку. Мерсо живет как ему хочется, но маленькое жалование в фирме, разумеется, накладывает отпечаток на его желания. У него есть девушка, миловидная Мари, делящая с ним жаркие дни на морском побережье и ночные часы в его спальне, но уже даже не мечтающая услышать от него что-то вроде «Я тебя люблю» или хотя бы «Ты мне не безразлична».

пос4

Мерсо водит знакомство с Раймоном, типом, для обозначения которого наверняка во всех языках есть слово сродни русскому слову «мутный»: это вспыльчивый забияка, занимающийся сутенерством, избивающий свою любовницу, что в итоге приводит к конфликту с её братьями-арабами, в результате чего Мерсо оказывается вырванным из своего неуютного, но замкнутого мирка и попадает в камеру смертников после того, как совершает убийство. Не ждите в «Постороннем» (кстати, иногда название переводили как «Чужак», что более подходит по смыслу) детективную интригу: да, главный герой убил человека, это не спойлер, и, как бы его адвокат и сам Камю не записывал в соучастники жаркое африканское солнце, он выстрелил в противника пять раз, что сложно списать на непреднамеренное преступление. Другое дело, что судят его не за это, точнее, не столько за это, а за его оторванность от норм «правильного общества»: ну не может быть «нормальным» человек, который не плачет на похоронах своей матери или отказывается покаяться перед распятием, утверждая, что не верит в бога!

пос5

Графический роман поделен на две части: в первой показана жизнь Мерсо до тюрьмы, его встречи, проводы матери, и здесь Фернадез избегает чьего бы то ни было «закадрового голоса», показывая последовательность сцен, демонстрирующих жизнь как череду непредсказуемых событий. Вторая часть представляет собой сцены суда и тюремные будни главного героя, у которого здесь прорезается голос и он словно исповедуется перед читателем (в своей манере с минимумом эмоций и крайне условным пониманием того, что с ним происходит). Суд по своей абсурдности больше напоминает романы Кафки – в конце концов, на гильотину Мерсо пойдёт не столько за убийство, сколько за свои странные убеждения, которые большинство категорически не хочет принимать, за человеческое желание быть собой.  Финальная часть книги и комикса отмечена внезапной эмоциональной вспышкой героя в присутствии священника, которая и заключает в себе основные идеи и мысли повести Камю; вспышка, за которой опять тянется череда обреченных дней, каждый из которых можно назвать удачным, если рано утро в двери не повернулся со скрипом ключ и тюремщики не повели мужчину на площадь, где стоит «гуманное» изобретение доктора Гильотена.

пос3

Очень часто Жак рисует прозрачной акварелью фоновые, на всю страницу, колониальные пейзажи алжирских улочек, неуловимо напоминающие французские, или же побережье и прочие фоновые виды, поверх которых размещает кадры комикса. Персонажи изображены довольно просто, можно сказать, в наивной манере, но их эмоции переданы неплохо; рисунок как будто бы легкий, «беглый», иногда напоминает популярные у журналистов карандашные картинки из зала суда. Не скажу, что это очень очевидно, но в некоторых (не многочисленных) кадрах внешность главного героя позаимствована у Бредда Питта времен фильма «После прочтения сжечь». Цветовая гамма комикса выдержана в солнечных, знойных томах, и это прям вот осязаемый при чтении зной, накатывающий духотой алжирского лета, липким запахом пота разгоряченных присяжных и судей, удушливой атмосферой маленькой камеры. Присутствуют откровенные сцены.

All-focus

Выпустило «Постороннего» издательство «Like Book», один из импринтов «Эксмо», где уже выходила мировая классика в формате графических романов. На мой взгляд, здесь слишком большой русский шрифт, отчего словам тесно в «пузырях» и они заполняют из очень плотно, периодически «вырываясь» за края. Очевидно, была попытка передать нервный и дерганный шрифт оригинала, но что-то пошло не так. Порой «пузыри» нескольких персонажей объединены в один, но, может быть, так было и в оригинале и это не проблема верстки. Твёрдая обложка, 132 страницы, формат 288х217 мм. Тираж 3000 экземпляров. Достаточно полный пересказ и визуально неплохое «дополнение» оригинала, но для полноты картины саму повесть Камю тоже стоит прочесть.

www.eksmo.ru

www.ulikebook.ru

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s